понедельник, 17 февраля 2014 г.

Живая душа в мёртвой петле - Марина Цветаева




Поликовская, Л. Злой рок Марины Цветаевой. «Живая душа в мертвой петле» : [16+] / Л. Поликовская. - Москва : ЭКСМО : Яуза, 2013. - 286 с. - (Роковые женщины).



«Я не знаю судьбы страшнее, чем у Марины Цветаевой», - написала Надежда Мандельштам. «Злой рок Марины Цветаевой. Живая душа в мёртвой петле», - назвала книгу о ней Людмила Поликовская.
Книга начинается с рассказа о первой встрече восемнадцатилетней Марины Цветаевой и семнадцатилетнего Сергея Эфрона на морском берегу, и заканчивается описанием судьбы их сына Мура после смерти матери. Людмила Поликовская пытается понять причины самоубийства. Но они лежат на поверхности. Судьба большинства поэтов драматична. Легче вспомнить тех, кто прожил счастливую жизнь, чем перечислить ушедших из неё трагически. Тем более, в начале и середине ХХ века, в пору сталинских репрессий и пяти войн. Почему же судьба Цветаевой выделяется своим ужасом среди других, подобных? Разве менее трагична голодная смерть Блока, загадочная гибель Есенина, разве менее безвестна могила Мандельштама? 
 Поэт часто находится в оппозиции к миру. Цветаева была в оппозиции ко всему свету, к мужу, к детям, и, главное, к себе самой. Она любила и страдала, не получая равноценного отклика. У неё была мятущаяся, неспокойная и «безмерная» душа. Безграничная любовь, и такая же безграничная боль, которая сжигала изнутри, доводила до сумасшествия. Отсюда последние слова перед самоубийством, обращённые к сыну: «Прости меня, но дальше было бы хуже. Я тяжело больна, это уже не я». Положение усугублялось отношением общества и писательской организации. Её талант признавали, но работы не было, а, следовательно, не было возможности жить. В последние годы вокруг неё возник вакуум, и этот вакуум начал убивать. Показателен в этом плане последний месяц, когда Марина Ивановна, отправленная в эвакуацию в Елабугу, пыталась перебраться в Чистополь – туда, где обосновалась основная часть писателей. Прописку там обещали оформить, но работы, связанной с литературной деятельностью, не было. Тогда Цветаева написала заявление, прося принять её в посудомойки при писательской столовой. Лидия Чуковская так отреагировала на этот факт: «… дай ей Бог! Но неужели никому не будет стыдно: я, скажем, сижу за столом, хлебаю затируху, жую морковные котлеты, а после меня тарелки, ложки, вилки, моет не кто-нибудь, а Марина Цветаева? Если Цветаеву можно определить в судомойки, то почему бы Ахматову не в посудомойки, а жив бы был Александр Блок – его бы при столовой в истопники». Другим казалось, что Цветаева слишком многого хочет – место хлебное, при столовой, всего одно – почему ей, за какие заслуги? А в Елабуге единственная работа, которую ей предложили – быть переводчицей с немецкого в НКВД… Цветаева отказалась – с этим ведомством после ареста мужа и дочери у неё были связаны самые мрачные воспоминания...
«Судьба меня поцеловала в губы», - писала Марина Цветаева в юности. Но как страшно потом пришлось заплатить за этот поцелуй!

Эту и другие книги о писателях и поэтах вы можете найти в нашей библиотеке!
Наш адрес: Волгоград, ул. Кирова, 132.

Комментариев нет:

Отправить комментарий