понедельник, 10 февраля 2014 г.

Алиби жены великого писателя



Толстая, С. А. Любовь и бунт : дневник 1910 года / С. А. Толстая ; сост., вступ. ст. и коммент. Н. Г. Михновец. - Москва : КоЛибри : Азбука-Аттикус, 2013. - 414 с. + 16 л. ил. - (Персона : Биографии, автобиографии, мемуары).

Жёны, музы великих людей – сколько книг им посвящено! Как беспощадно, порой, о них судит обыватель или потомки! Почти два столетия в гибели Пушкина обвиняют Натали, забывая его предсмертные слова: «Ты ни в чём не виновата!» До нас не дошли письма Натальи Гончаровой к мужу – они были уничтожены ею. Не захотела главная муза пушкинской жизни выкладывать на общее обозрение свою душу, предоставив «алиби» для света…
Другое дело – Софья Андреевна Толстая, которую злопыхатели обвиняли в преждевременной смерти мужа. Её дневник «Любовь и бунт» - её защита. Каждый, кто хотел бы бросить камень в её сторону, может пролистать страницы дневника, чтобы понять – она ни в чём не виновата.
В трагической истории, случившейся больше века, назад были, как минимум, две пострадавшие стороны – одна активная и протестующая (Лев Николаевич) и вторая – безмерно любящая и бесконечно прощающая (Софья Андреевна). Разве может возлагать вину за уход мужа из семьи на плечи женщины, которая пишет:

«Разбили моё сердце, измучили и выписали докторов: Никитина и Россолимо. Бедные! Они не знают, как можно лечить человека, которого со всех сторон морально изранили. <…> Сначала предложили мне такое лечение: Льву Н-у уехать в одну сторону, мне – в другую, ему к Тане, мне – неизвестно куда. Потом, когда я расплакалась, увидав, что вся цель окружавших меня – удалить от Льва Николаевича, я на это не согласилась. Тогда, видя своё бессилие, доктора начали советовать: ванны, гулять, не волноваться… Просто смешно! Никитин удивляется, как я исхудала. Всё только от горя и уязвлённого любящего сердца, а они – уезжай! То есть, то, что больнее всего».
В книгу Софьи Толстой «Любовь и бунт. Дневник 1910 года» вошли не только дневниковые записи жены писателя, но и вставки из воспоминаний их детей, которые проясняют ситуацию, показывают, где и в чём нужно искать причины разлада в семье. Вот, что пишет, например, Александра Львовна Толстая:
«Как горько отцу приходилось расплачиваться за славу, то, за чем тщетно гонятся люди, жертвуя иногда жизнями, честью, совестью. И чем ближе отец подходил к смерти, тем равнодушнее становился к славе людской. <…>
От этой своей знаменитости уйти он не мог. Всё окружение отца, даже самые близкие, купаясь в его славе, ни минуты не забывали об этом. Все, даже святой Душан, записывали, снимали, запечатлевали для потомства…
Должна признаться – потомство мало меня беспокоило. Меня мучило только одно: как уберечь, сохранить, как сделать так, чтобы был спокоен, счастлив мой самый любимый на свете, старенький, с седыми локонами на затылке, такой худой, беззащитный, слабеющий отец?!»
Не правда ли, напоминает историю с Пушкиным – «его сгубило светское общество»? Да, общество, окружавшее Льва Николаевича Толстого, с натяжкой можно назвать «светским», но всё же… Удушающая, безмерная ли любовь Софьи Андреевны была причиной его смерти или всё же – груз ответственности, миссия, которую писатель нёс всю свою жизнь? Читайте и решайте сами!

Комментариев нет:

Отправить комментарий