понедельник, 10 февраля 2014 г.

И вьётся виноградная лоза...



185 лет назад (11 февраля 1829 года) в Тегеране разъяренная толпа ворвалась во дворец Моххамед-хана Замбор-экчи-баши, где расположилась русская дипломатическая миссия… В результате резни из сорока членов миссии уцелели только секретарь посольства Мальцев и два курьера. 
Среди погибших в тот день были 35 казаков конвоя, а также поэт, музыкант, композитор – Александр Сергеевич Грибоедов. Его смерть до сих пор остаётся загадкой для исследователей. Если сам бунт черни и разгром посольства описаны достаточно полно, хотя и по показаниям третьих лиц, то причины, побудившие к агрессии, неясны, поэтому появляются самые невероятные версии произошедшего… На сегодняшний день самой правдоподобной выглядит версия «английского следа».
«Берегитесь! Вам не простят Туркманчайского мира», - предупредил Грибоедова ещё в 1828 году английский дипломат Кэмпбелл, и, надо полагать, у него были для этого основания. Для того чтобы понять брошенную англичанином фразу, нам придётся переместиться по шкале времени немного назад – в 1826 год, когда персидская армия без объявления войны вторглась в пределы Российской империи. Русские войска разгромили персов, взяли в плен их главнокомандующего – Алла Яр-хана, и захватили Тебриз. Персия запросила мира.

Переговорами с персидским представительством официально руководил Иван Фёдорович Паскевич, но «мозговым центром» делегации был его близкий родственник и дипломатический советник – Александр Сергеевич Грибоедов. Именно его ум, его хладнокровие обеспечили заключение блестящего договора с персиянами. В результате персидское правительство обязалось возместить ущерб, причинённый вероломным нападением на Россию в размере восьми куруров туманов (16 миллионов рублей) серебром, и признало право угнанных насильно в Персию христиан (армян и грузин) вернуться на Родину. Утверждать договор в Петербург Паскевич отправил Грибоедова. Договор прошёл тщательную апробацию в Министерстве иностранных дел и был принят без исправлений. В историю дипломатии этот документ вошёл, как Туркманчайский договор. Николай I наградил поэта орденом Святой Анны с алмазными знаками, четырьмя тысячами червонцев и чином статского советника. А через месяц Грибоедов был назначен Чрезвычайным Посланником и Полномочным министром России при Персидском дворе…
По документальным свидетельствам именно Туркманчайский договор стал причиной гибели российской миссии в Тегеране. Когда к Грибоедову и его свите стали приходить угнанные в Персию армяне, среди которых был второй евнух шахского гарема мирза Якуб Маркарьян, дипломат вынужден был соблюсти договор и предоставить им убежище во дворце Моххамед-хана Замбор-экчи-баши… Ах, если бы не евнух шаха, который, как известно, является не последним человеком при «дворе»! Но Якуб настаивал: «Хочу в родной Эревани!» Отношения с персидским правительством накалились. Каждый день порождал новые поводы для судебных разбирательств (нужно было доказать право армян на возвращение на родину) и споров. Уром 6 шаабана (11 февраля) к особняку Моххамед-хана стала собираться толпа, угрожая расправой над Якубом. Грибоедов велел закрыть ворота и выставить усиленную охрану. Не помогло. Толпа продолжала наседать… Раздались первые выстрелы… 
Как много рассказывается о компенсации, которую выплатило персидское правительство за гибель Грибоедова – о легендарном алмазе «Шах». Как трогательно пишут о вечной любви Нино Чавчавадзе, слова которой запечатлены на надгробии поэта: «Дела твои бессмертны, но почему пережила тебя любовь моя!» 
 Как мало говорится о том, что во время нападения конвой Миссии, состоящий из 35 казаков, до последнего дыхания защищал российского посла; казаки были все до одного растерзаны толпой тюркских фанатиков, но с честью выполнили свой последний воинский долг. На их могиле нет надгробия, их имена неизвестны…
Вот что удалось найти по поводу погибших казаков грибоедовского конвоя в Интернете:
«Недалеко от резиденции Российской миссии "Баг-е Элчи" во время этих кровавых событий в Тегеране строилась армянская церковь Святого Апостола Татевоса (Фадей). При возводимом храме жили армянские рабочие и наблюдавший за строительством священник Давидян. После разгрома российского посольства останки казаков сбросили в крепостной ров. Армяне не могли оставаться безучастными к дальнейшей судьбе своих братьев-христиан, тем более - погибших при защите их соотечественников. Под покровом темноты священник послал рабочих за крепостную стену собирать останки единоверцев. Глубокой ночью во дворе церкви собрали большую кучу из рук, ног и четвертованных, обезглавленных тел с распоротыми животами. Во дворе церкви была вырыта братская могила, в которой были захоронены останки русских казаков. Поскольку еще шли строительные работы, это легко было скрыть. Рабочие трудились всю ночь и только к утру завершили свой скорбный труд. Оставшуюся от могилы землю ночами тайно выносили и выбрасывали подальше от церкви.
Исчезновение трупов казаков не осталось незамеченным. Их стали рьяно искать. Чтобы лучше замаскировать захоронение со свежевскопанной землей, над братской могилой посадили виноградную лозу. Так доблестные защитники российского посланника нашли свое последнее пристанище на освященной церковной земле. Строительство армянской церкви Святого Татевоса было закончено лишь в 1831 году. 
Ныне это самая старая из всех тегеранских церквей. На ее территории захоронены христиане, умершие в Тегеране в XIX веке: сын Вальтера Скотта; грузинский царевич Александр, сын последнего грузинского царя Ираклия II, который был против присоединения Грузии к России, - он бежал в Персию и воевал против России; там же похоронена и его дочь; есть могилы с русскими и английскими эпитафиями.
Посреди вымощенного камнем церковного двора оставлен небольшой квадратный участок земли, на котором растет толстая и очень старая виноградная лоза. Именно здесь и покоится прах русских казаков, погибших при разгроме Русской миссии в 1829 году.  Сологян Георгий Сергеевич»

Информацию о гибели русской дипломатической миссии в Тегеране в 1829 году можно найти в следующих источниках:


Аринштейн, Л. М. С секундантами и без ... : убийства, которые потрясли Россию. Грибоедов, Пушкин, Лермонтов / Л. М. Аринштейн ; оформл. худож. В. С. Голубева. - Москва : Грифон, 2010. - 191 с. : ил.
Шкерин, В. «Каких ужасов был я свидетель в Персии!» / В. Шкерин // Родина. – 2007. - № 2. – С. 45-48.

Эту и другую литературу спрашивайте в нашей библиотеке.

Наш адрес: Волгоград, ул. Кирова, 132.

Комментариев нет:

Отправить комментарий