понедельник, 7 декабря 2015 г.

Судьба, война и покаяние



 Публикуем текст критического обзора, представленного читателям на творческом вечере "Солнечная элегия души Зинаиды Исакиевой (Коломейцевой)".

«Судьба, война и покаяние» - этими тремя словами можно коротко охарактеризовать прозу волгоградского писателя Зинаиды Исакиевой, руководителя Волгоградского отделения «Воинское содружество» Общероссийского союза военных писателей. Тема войны и судьбы человека, втянутого в это противоестественное для него дело, всегда находится в центре сюжета её произведений, несмотря на жанр, в котором они написаны.

Жанр романа «Феничка»[1] хочется определить, как «роман-судьба» (Судьба-Жизнь, и Судьба-Рок).
Развитие сюжета «спровоцировано» неожиданной находкой автора - отцовской рукописью, которую она, школьница, читает тайком от родителей. Старая тетрадь заставляет девушку обратиться к истории своей семьи и написать книгу о бабушке Фене.
Мы привыкли к тому, что главный герой – личность незаурядная. А героиня романа Зинаиды Исакиевой – тихая и неприметная девочка-девушка-женщина. Вся её «исключительность» только в том, что она – ровесница века, которая проживает обычную жизнь на фоне грандиозных исторических событий (Первая мировая война, революция и Гражданская война, индустриализация и Великая Отечественная).
На первый взгляд может показаться, что образ главной героини не прописан, потому что в бурлящем и кипящем круговороте событий Феничка остаётся почти всегда невозмутимой, незаметной. Что творится в душе этой девочки-женщины, не знает никто. Ключ к пониманию натуры героини даёт образ её матери – Александры. От неё получила Феничка в дар лёгкий характер, самоотверженность, готовность прийти на помощь. Таких людей, как Александра, принято называть праведниками. Для этой женщины не было чужого горя, она всегда была готова прийти на помощь, научить, подсказать что-то, несмотря на собственную нелёгкую жизнь с мужем-пьяницей. В разговорах с детьми проскальзывает философия радости, которой Александра щедро наделяла людей. Она учила жить по совести, радоваться тому, что имеешь, и не завидовать другим. Через этот образ в романе передаётся тема Рока, наказания за нарушение законов совести и доброты. Наказания, которое мистическим образом приходит извне, когда брат Фенички, позавидовав другу, меняется с ним крестами (простой - на золотой) и погибает той смертью, от которой когда-то Александра спасла чужого ребёнка. Феничка, в отличие от брата, уроки матери усвоила хорошо – также, как мать, она – образец жертвенности. Никогда не открывает она чувств окружающим, чтобы не перекладывать свою ношу на чужие плечи. Никто не знает, чего ей стоили похороны родителей, сестры, брата, мужа и племянника, как пережила она потерю сына (в годы войны по пути в эвакуацию поезд, в котором ехал сын, попал под бомбёжку, и долгие десятилетия она не знала о его судьбе). Жертвенность её доходит до такой степени, что она до конца своей жизни не знает грамоты – некогда было учиться, да и не за чем, потому что главной задачей она считает содержание дома, воспитание дочери. Самая простая женщина с хорошим, добрым именем Феня, совершившая скромный подвиг – прожившая жизнь по совести.

Продолжает тему Судьбы рассказ «Магия карт»[2] - короткое, но ёмкое произведение, посвящённое периоду Великой Отечественной войны, когда, спасаясь от фашистов, люди оставляли родные дома и оседали в чужих краях, среди незнакомых людей, чтобы найти там и Дом, и Любовь.
Из оккупированной немцами Украины бежит в Грузию Афанасия с дочерью Олей. В одном вагоне с ними едет больная цыганка, которую женщина и девушка, жалея, стараются подкормить. В награду за это цыганка дарит Оле колоду старых карт и просит принести воды. Через несколько минут, когда бомба разнесёт вагон в дребезги, двум потрясенным героиням останется только гадать – случайно или нет цыганка выпроводила их за водой именно в этот момент, и зачем она передала Оле колоду карт. Сложно сказать, сколько времени ушло бы у Афанасии с дочерью, чтобы прижиться на новом месте, если бы не эти карты, ставшие для них и подспорьем, и возможностью облегчить чужую боль – сообщить о судьбе солдат их жёнам и родителям. Карты дают надежду окружающим, но они же строго спрашивают с гадалки, если она может помочь, но не делает этого. По их настоянию Оля отправляется в трудный путь, чтобы вернуть в дом, в котором они обосновались с матерью, прежних хозяев, которым суждено стать её новой семьёй.

В рассказе «Было ли, не было» на первое место выходит война, а главной героиней становится целая страна. Это рассказ в рассказе. Беженец Бесо – хозяин дома, в который пришла в гости автор, - описывает, как щедрая и гостеприимная Грузия стала страной, контролируемой людьми в военной форме, как эти люди расстреляли мальчишку только за то, что его звали Звиатом, как наступил голод и соседи грабили соседей (зная, что продукты везут для голодных детей), как солнечная страна погрузилась во тьму, потому что власти оставили народ без электроэнергии, как дети и старики учились пользоваться генераторами, как сам он и его односельчане ушли в горы, чтобы воевать, отстаивая своё право на жизнь, как бежали с семьями в Россию, спасаясь от смерти… «Было ли, не было» - приговаривает Бесо, не понимая, как такое могло произойти в наше время, извиняется перед автором за жену, которая и через двадцать с лишним лет, плачет, вспоминая о той войне.
Говоря об этом рассказе хочется вспомнить произведение другого автора. Теме гражданской войны в Таджикистане посвящён роман в притчах «Стоящий и рыдающий среди бегущих вод» Тимура Зульфикарова. Жанр рассказа Зинаиды Исакиевой и романа Тимура Зульфикарова можно определить, как причитание, плач. Плач о потерянной родине, плач о тех простых человеческих взаимоотношениях, которые никогда больше не будут простыми (после пролитой крови). Зульфикаров рассматривал тему гражданской войны через психологию людей, попавших в мясорубку, раскрывал философские аспекты этой трагедии, использовал специфические литературные приёмы. Зинаида Исакиева больше уделила внимания сценарию, по которому происходят в последние десятилетия «цветные» революции, а из литературных приёмов главным стало многократное повторение приговорки Бесо: «Было ли, не было» - то удивлённое, то недоверчивое, то горестное. И этот рефрен позволил довести до сознания читателя глубину трагедии грузинского народа, ввергнутого в братоубийственную войну.
Повесть «Покаяние» находится в стадии авторского редактирования, но уже сейчас можно сказать, что поднятая в ней тема, рассматривается Зинаидой Исакиевой несколько в ином ключе, чем это принято в русской литературе. Герои классических произведений давнего и недавнего прошлого приходят к покаянию после преступления. Например, Раскольников - после убийства старухи-процентщицы и Лизы. Может ли быть что-то страшнее убийства человека? Зинаида Исакиева утверждает, что может. Хуже убийства - покалеченная душа, травма детской психики после которой распадаются, казалось бы, неразрывные связи – между матерью и дочерью.
Сюжет, как и в рассказе «Было ли, не было», раздваивается – одна история «вкладывается» в другую, как фигурки-матрёшки. Размеренная жизнь героини однажды прерывается и начинается война, во время которой приходят оккупанты с востока, и гибнет муж, но… в конце повести выясняется, что ничего подобного не было – всё привиделось, когда она впала в кому после взрыва бытового газа. Всё, кроме смерти мужа, который остался под завалами. Всё, кроме большого труда души, переосмысления прожитой жизни и обоюдного покаяния без которого душа мужа не могла бы оставить этот мир. Оба супруга должны были пройти через это, если не искупая, то хотя бы осознавая свою вину перед старшей дочерью – один совершил преступление, вторая закрыла на это глаза.

Проза Зинаиды Исакиевой привлекает поэтическим складом речи и способностью автора поставить перед читателем ряд вопросов, которые задевают за живое и заставляют думать. Удивительным образом в романе, повести и рассказах житейская женская правда сочетается с мужской манерой описания военных сцен, сценариев развития событий (интересен, например, разговор двух захватчиков в «Покаянии», решающих, как они будут хозяйствовать на новых землях). Благодаря этому произведения волгоградского автора нельзя назвать лёгким чтивом и безоговорочно отнести к «женской литературе».


[1] Исакиева, Зинаида. Феничка : роман / З. Исакиева ; предисл. Ю. Е. Тащилкина. – Волгоград : Принт, 2012. – 148 с.
[2] Исакиева, З. Магия карт : рассказ / З. Исакиева. – Волгоград, 2013. – 27 с.

Комментариев нет:

Отправить комментарий