среда, 27 марта 2019 г.

"Аристократическая магия" Александра Вертинского



Александр Николаевич Вертинский прожил долгую и интересную жизнь. Он по всем показателям должен был плохо кончить – стать бандитом, попасть в тюрьму или умереть от кокаина.  Однако Бог его хранил. Звезда артиста ярко и уверенно воссияла оригинальным талантом при его жизни, продолжая блистать тихим магическим светом и в наши дни.
Исполнение песен Вертинским невозможно не узнать, забыть или спутать с исполнением другого артиста. Его манерность, жеманное произношение, растягивание слов и оригинальная расстановка акцентов всегда обращали на себя внимание и заставляли остановиться и прислушаться.  Надев костюм Пьеро, покрыв лицо белилами, нарисовав тонкие губы и изломанные брови, он выступает в роли  глубоко несчастного, одинокого человека.
Невозможно забыть спетые им «Юнкерам», «О нас и о родине», «Магнолию», «Жёлтого ангела», «Маленького креольчика», «Я сегодня смеюсь над собой», «Лилового негра», «Бал Господень», «Ваши пальцы пахнут ладаном» или «Я маленькая балерина».
Вертинский рано потерял родителей и был отдан на попечение одной из сестёр матери – старой девы. Какое воспитание шустрому мальчишке могла дать женщина, выросшая в семье, в которой, за исключением отца, были одни женщины – мать и четыре дочери? Так сложилось, что семья Вертинских  представляла собой женское царство.
Блестяще выдержав вступительные экзамены в самую престижную гимназию, Александр не сумел полюбить учёбу.
Он рос худым, длинным и постоянно голодным. Что касается подарков, то в отношении них практиковалась умеренность. Он был рад, когда однажды получил мяч, однако игрушка была с дыркой и должной прыгучести не имела. Александр Николаевич с восторгом вспоминает о том, до чего вкусные и затейливые блюда готовила его бабушка, какие широкие и обильные застолья бывали на великие церковные праздники. Это было настоящее счастье, ставшее одним из самых тёплых воспоминаний раннего детства.


Биография Вертинского - это жизнеописание судьбы человека, ищущего тихую гавань, напоминающую раннее детство, когда были живы родители, сестра, бабушки и дедушки, и каждого члена семьи окружала забота и любовь дорогих людей. Впоследствии немало страниц своих рукописей он посвятил быту и кухне разных народов, с которыми познакомился в эмиграции.
В школьные годы Саша научился курить, красть и виртуозно лгать.
В конце концов тётка выгнала его из дома. Он ночевал в подъездах, у друзей и случайных знакомых. Вертинский пишет, что за многое в жизни ему стыдно, но замалчивать всё позорное было бы неправильным.
Биография артиста свидетельствует, что первые его опыты в театре не были успешными. Тем не менее худо-бедно, а на родине, то есть в Киеве, кое-какие навыки публичных выступлений он приобрёл. В Москве он довольно быстро завёл интересные знакомства в среде богемы. Оказавшись членом литературно-художественного салона Софьи Николаевны Зелинской, Вертинский познакомился с Михаилом Кузминым, Бенедиктом Лившицем, Казимиром Малевичем, Александром Осмёркиным.
 Биография артиста тесно связана со столицей. Поселившись в Москве,  Вертинский принялся посещать всевозможные выставки, спектакли, диспуты и прочие места скопления бомонда. Знакомства с поэтами-футуристами, символистами, акмеистами и пр., внесли свою лепту в образ, который придумал для себя Вертинский.
Начало прошлого века прочно ассоциируется с модой на кокаин и морфий. С их помощью лечили массу болезней – от инфлюэнцы и подагры до бессонницы и простого упадка сил. Их продавали в аптеках всем желающим. Они стояли очень дёшево. Попали в омут кокаиновой зависимости и брат с сестрой Вертинские.
Со временем Вертинский не на шутку испугался и вознамерился покончить с опасным увлечением. Отыскал адрес известного в столице психиатра профессора Н. Н. Баженова и отправился к нему на приём. Тот озвучил два варианта лечения. Один – несколько лет в клинике для душевнобольных. Второй – собственная воля больного, поддерживаемая тяжёлой физической нагрузкой. Это было в 1914 году. Шла война с кайзеровской Германией. Вертинский устроился санитаром на поезд, возивший раненых с линии фронта в Москву. За несколько месяцев – с конца 1914 до начала января 1915 года он сделал около 35 000 перевязок. Кокаиновая зависимость навсегда оставила его.
Господь благоволил Александру Николаевичу. Полушутя, полусерьёзно он сказал как-то, что когда Бог просматривал личные дела своих подопечных, спросил, кто такой этот Пьероша, что трудился на перевязках раненых бойцов в санитарном поезде в вагоне для тяжелораненых? Ему ответили, что это артист, исполняющий грустные песни. Господь, посмотрев, как работает молодой человек, назначил ему такую судьбу:
«Помножьте число сделанных им перевязок на миллион и верните их ему в аплодисментах».
Правда это или нет, но мало кто из представителей мира искусства может похвастаться тем, что всю жизнь, в самых разных странах мира он был востребованным и хорошо оплачиваемым артистом, говорящим только на одном, русском языке.
Что это, если не дар, который получил от судьбы лишь один – русский Пьеро - Александр Вертинский?
Он был из тех, кто наибольшее удовольствие получает от радости других людей, будь то зрители из концертного зала, маленькие дочки или любимая жена Вертинского Лидия.
В Вертинском была некая аристократическая магия. Он управлял настроением публики, как мистик или гипнотизёр. Александр Николаевич в разное время жил в Турции, Франции, Румынии, Австрии, Венгрии, Германии, Польше, Палестине, Египте, Ливии, Ливане, Америке и Китае. Его скитания длились почти 25 лет.
Любимец женщин, приятель королей, великих князей, политиков, кардиналов и миллионеров, завсегдатай закрытых клубов для избранных, друг звёзд мировой сцены театра и кино, он все эти годы с теплотой вспоминал родину, писал о ней стихи, интересовался новостями и ждал разрешения вернуться.
В ноябре 1943 года закончились скитания по чужим землям русского Пьеро. Александр Николаевич получил разрешение вернуться в Советский Союз.
Вместе с ним ехали его молодая жена, крохотная дочка, тёща и её мать.
За годы эмиграции Вертинский в СССР забыт не был. Пока он отсутствовал, в его образе и под его фамилией выступали пародисты и подражатели. Таким образом, ему не пришлось с нуля завоёвывать интерес аудитории. В Советском Союзе его помнили и ждали. Вскоре в семье появился второй ребёнок. Теперь на попечении Александра Николаевича находилось пять человек.

Вертинский принялся гастролировать по стране, давая по несколько концертов в день. Он писал, что гоняется за длинным рублём. Его маршруты проходили по самым далёким точкам, куда столичные знаменитости никогда не ездили - Дальний Восток, Крайний Север, Чукотка, остров Русский, южные регионы – Кавказ, Крым, Кубань. Общение с семьёй проходило в форме писем. Он редко оказывался дома в дни рождения любимых девочек и по праздникам. Если не давал концерты, то снимался в кино.

Гастрольная жизнь не баловала артиста комфортом. Частенько Александру Николаевичу приходилось бороться с холодом, голодом и крысами. Путешествия по Зауралью приносили немалые деньги, но изрядно подтачивали здоровье.

С Лидией Циргвавой Александр Николаевич прожил 15 лет. Когда он умер, ей было всего 34 года. Второй раз замуж она не вышла. После 56 лет вдовства Лидия Владимировна тихо усопла под голос мужа, певший с магнитофонного диска «Ваши пальцы пахнут ладаном»:
«И когда весенней вестницей
Вы пойдёте в синий край,
Сам Господь по белой лестнице
Поведёт Вас в светлый рай».
Так красиво ушла из мира жена Вертинского.
Роли Александра Николаевича в кино  небольшие, однако по умению точно и ярко показать характеры аристократов ему не было равных. Князь в «Анне на шее» - это умный, тонкий, хорошо образованный и внутренне брезгливый родовитый дворянин.
За роль кардинала в кинофильме «Заговор обречённых» он получил Сталинскую премию. Персонаж отрицательный, много снятого материала не вошло в прокатную версию, и тем не менее, Генеральный Секретарь ЦК КПСС счёл правильным наградить актёра.
Вертинский настоял на том, чтобы ему дали возможность переделать роль по собственному усмотрению, ибо то, что он должен был играть, более походило на карикатуру – киевский поп в католическом облачении. Имея опыт общения с настоящими кардиналами, он сумел создать выразительного и достоверного католического священника высшего сословия.
В 9 марта 1989 года отмечалось сто лет со дня  рождения Александра Вертинского. С этого года началась вторая, посмертная, жизнь артиста - стали выходить в свет диски с его песнями, фильмы о нём, были изданы его собственные книги воспоминаний – «Дорогой длинною…», «Четверть века без Родины» и «За кулисами». К этому времени не осталось уже  в живых современников и друзей артиста.

Подготовила Галина Владимировна Рязанова

Комментариев нет:

Отправить комментарий