среда, 28 декабря 2016 г.

"Пусть отдам мою душу я каждому". Мария Скобцова



20 декабря 1891 года (120 лет назад) в Риге родилась Елизавета Юрьевна Кузьмина-Караваева (в девичестве Пиленко, во втором замужестве – Скобцова) – русская поэтесса, монахиня, участница французского сопротивления, известная ныне, как Мать Мария.
Судьба была не всегда милостива к этой женщине. Отец – Юрий Дмитриевич Пиленко – по образованию был юристом, но выйдя в отставку перебрался с семьёй из Риги в Ялту, где руководил Императорским Никитским ботаническим садом и училищем садоводства и виноделия. В Ялте Лиза закончила 4 класс гимназии. В 14 лет мирное течение её жизни прекратилось – умер отец. 

Мать с двумя детьми (у Елизаветы был брат) перебралась в Петербург, где будущая поэтесса сначала закончила гимназию с серебряной медалью, а потом поступила на Бесстужевские курсы. В 1908 году она познакомилась с Александром Блоком, с которым её связывала долгая переписка. Дальше – первое замужество, заброшенные незадолго до окончания Бесстужевские курсы, выпуск первого сборника стихов «Скифские черепки», положительно встреченного критикой, и поездка в Ялту, где у неё завязываются знакомства с писателями и поэтами – Алексеем Толстым, Максимилианом Волошиным и другими. В 1913 году она оставила мужа (официально развелись лишь в 1916 г.) и переехала в Анапу.
1914-1915 год связан с литературным творчеством. Рукопись сборника стихов «Дорога», отправленная на ознакомлению Блоку, вернулась с его замечаниями на полях. Елизавета пишет повесть «Юрали», стилизованную под Евангелие, а в 1915 году выходит сборник стихов «Руфь», куда вошли многие стихотворения из неопубликованной «Дороги». Это период глубоких философских размышлений, обращения к Богу.
Февральскую революцию Елизавета Кузьмина-Караваева встретила с воодушевлением, в марте вступила в партию эсеров, а в 1918 году даже была избрана городским головой Анапы. Когда период двоевластия закончился, Елизавета заняла пост комиссара по здравоохранению и образованию, стремясь спасти население от грабежей. Эта должность едва не стоила ей жизни, - когда осенью 1918 года она вернулась из Москвы (где вела антибольшевистскую работу) в Анапу, она была арестована деникинской контрразведкой. Весной 1919 года суд оправдал Кузьмину-Караваеву, которая в результате получила всего две недели ареста. Летом 1919 года Елизавета вышла замуж второй раз – за кубанского казачьего деятеля Д. Е. Скобцова. Весной 1920 года после разгрома Белого движения Елизавета Скобцова вместе с матерью и дочерью Гаяной уехала в Грузию, где у неё родился сын Юрий, далее был переезд в Константинополь, а затем – в Сербию (здесь родилась ещё одна дочь - Анастасия) и в Париж.


В 1924-1925 годах Елизавета Скобцова опубликовала в эмигрантских журналах повести «Равнина русская» и «Клим Семенович Барынькин», описывавшие трагедию Гражданской войны, автобиографические очерки «Как я была городским головой» и «Друг моего детства», а также мемуарно-философское эссе «Последние римляне».
После смерти в 1926 году младшей дочери Анастасии, Скобцова обращается к Богу. С 1927 года она стала активным деятелем Русского студенческого христианского движения (РСХД), в качестве разъездного секретаря путешествовала по Франции, посещая русские эмигрантские общины, выступала с лекциями, докладами, публиковала заметки о тяжёлой жизни эмигрантов. Заочно окончила Свято-Сергиевский православный богословский институт в Париже.
16 марта 1932 года Елизавета Скобцова приняла постриг и получила имя Мария в честь Марии Египетской.
По благословению духовного отца протоиерея Сергия Булгакова начала своё нетрадиционное монашеское служение в миру, посвятив себя благотворительной и проповеднической деятельности. Организовала в Париже общежитие для одиноких женщин, дом отдыха для выздоравливающих туберкулезных больных в Нуази-ле-Гран под Парижем, причем большую часть работы там делала сама: ходила на рынок, убирала, готовила пищу, расписывала домовые церкви, вышивала для них иконы и плащаницы. Сама Мать Мария спала на железной койке в подвале – котельной своего гостеприимного дома. При общежитии была устроена церковь Покрова Пресвятой Богородицы и курсы псаломщиков, а с зимы 1936-1937 - миссионерские курсы. 27 сентября 1935 года по инициативе монахини Марии было создано благотворительное и культурно-просветительское общество «Православное дело», куда вошли Николай Бердяев, Сергей Булгаков, Георгий Федотов, Константин Мочульский.
Всё это время Елизавета Скобцова (Мать Мария) продолжает писать. Её поэзия этого периода пронизана религиозными мотивами. Это непрекращающийся разговор с Богом.

Нет, Господь, я дорогу не мерю, -
Что положено, то и пройду.
Вот услышу опять про потерю,
Вот увижу борьбу и вражду.

Я с открытыми миру глазами,
Я с открытою ветру душой;
Знаю, слышу — Ты здесь, между нами,
Мерой меришь весь путь наш большой.

Что же? Меряй. Мой подвиг убогий
И такой неискупленный грех,
Может, исчислением строгий, -
И найдёшь непростительней всех.

И смотреть я не буду на чашу,
Где грехи мои в бездну летят,
И ничем пред Тобой не украшу
Мой разорванный, нищий наряд.

Но скажу я, какою тоскою
Ты всю землю свою напоил,
Как закрыты дороги к покою,
Сколько в прошлом путей и могил.

Как в закатную серую пору
Раздаётся нездешний набат
И видны истомлённому взору
Вихри крыльев и отблески лат.

И тогда, нагибаясь средь праха,
Прячась в пыльном, земном бурьяне,
Я не знаю сомненья и страха,
Неповинна в свершенной вине.

Что ж? Суди! Я тоскою закатной
Этим плеском немеркнувших крыл
Оправдаюсь в пути безвозвратном,
В том, что день мой не подвигом был.

В дни начала Второй мировой войны перед многими жителями Франции встал вопрос – оставаться ли в оккупированной стране или уезжать. Мать Мария решила остаться с теми, кого когда-то приютила. Когда немцы взяли Париж, дом на Рю де Лурмель, где располагался приют, стал местом официальной раздачи пищи. Многие русские эмигранты были арестованы. И русская монахиня разработала программу помощи заключенным. Она прекрасно представляла себе опасность нацизма, считая его той грязью, которая марает всё вокруг. В приют стали приходить евреи с просьбами выдать им свидетельства о крещении (которые служили охранными грамотами при проверке немецкими властями). Отец Дмитрий (ближайший помощник и духовный друг матери Марии) выдавал такие свидетельства, считая, что сам Иисус на его месте поступил бы также. В марте 1942 года пришёл приказ по которому все евреи должны были носить на одежде опознавательный знак – жёлтую звезду. Тем христианам, которые считали, что это не их проблема, мать Мария говорила, что если бы все искренне верили, то считали бы, что жёлтую звезду должны носить все – не только иудеи.
Дом на Рю де Лурмель становится центром спасения евреев. Часть из них находит здесь прибежище, а потом отправляется на юг Франции – туда, где безопаснее. Известно, что мать Мария выводила из концентрационных лагерей еврейских детей.
В феврале 1943 года Мария, её сын Юрий и отец Дмитрий были арестованы и отправлены в концентрационный лагерь в Компьене. Священник умер на грязном полу в бараке Бухенвальда и был кремирован. Сын Марии Юрий «отправлен на лечение» (так обозначали смертный приговор). Сама монахиня прожила два года в концентрационном лагере Равенсбрюк в Германии, где была духовной поддержкой для заключённых.
Елизавета Скобцова не дожила до освобождения. В марте 1945 года, когда уже были слышны разрывы советских снарядов, её земной путь оборвался. Достоверно неизвестно как это произошло – была ли она отобрана для казни или сама вызвалась пройти её за кого-то. Вся её жизнь была служением другим людям, поэтому высказываются предположения, что она заменила кого-то в его последнем пути, так, как писала когда-то в своём стихотворении:
Пусть отдам мою душу я каждому,
Тот, кто голоден, пусть будет есть,
Наг - одет, и напьётся пусть жаждущий,
Пусть услышит неслышащий весть.

От небесного грома до шёпота,
Учит всё - до копейки отдай.
Грузом тяжким священного опыта
Переполнен мой дух через край.

И забыла я, - есть ли средь множества
То, что всем именуется - я.
Только крылья, любовь и убожество,
И биение всебытия.


Память об этой женщине бережно хранят во Франции. В мае 2004 года при соборе Святого Александра Невского в Париже прошла её канонизация. Среди присутствующих на мероприятии был кардинал Жан-Мари Люстиже, архиепископ Парижа и еврей по рождению. День памяти новой святой отмечают 20 июля.
Помнят о Елизавете Кузьминой-Караваевой (Скобцовой) и в России. В 1982 году на киностудии «Мосфильм» вышел художественный фильм «Мать Мария», главную роль в котором сыграла Людмила Касаткина.

Комментариев нет:

Отправить комментарий