вторник, 27 декабря 2016 г.

Персидская Казачья Его Величества Шаха бригада и другие казачьи части в Персии



Издавна политика России была связана с восточными соседями. Отношения строились неровно. Достаточно вспомнить бунт, во время которого в Персии погиб Александр Сергеевич Грибоедов, или более близкие нам события в Афганистане. Тем не менее, связи эти не прерывались надолго. Причин этому было предостаточно – экономические выгоды, которые давала торговля с восточными странами, безопасность южных границ нашего государства и т. п.
Важную роль в обеспечении мира на востоке Российской империи играли казачьи части. Одну из страниц истории Кубанского, Терского и Семиреченского казачьих войск раскрывает книга, которую мы сегодня представляем вашему вниманию. Она будет полезна не только любителям отечественной истории, но и тем, кто задаётся вопросами о подоплёке современных событий в Иране, Турции и Сирии. История – это непрерывная цепь событий, поэтому ответы на вопросы современности следует искать в глубоком прошлом.
Не ставя себе задачей отразить всё содержание книги, остановимся лишь на выжимках из первых глав, оставив остальное для самостоятельного изучения тем, кого заинтересует эта тема.

Стрелянов (Калабухов),  П.Н. Казаки в Персии. 1909-1918 гг. / П. Н. Стрелянов (Калабухов). – Москва : ЗАО Центрполиграф, 2007. - 442 с. -- (Россия забытая и неизвестная).
Книга рассказывает о военном присутствии России в Персии в начале ХХ века. С 1909 по 1914 г. в стране находились экспедиционные отряды Русской армии, ядром и связующими звеньями которой в этом походе были казачьи подразделения. Российские интересы в Персии, начало и усиление военного присутствия России анализируются в первой части книги, во второй - исследуется боевой путь Отдельного Кавказского кавалерийского корпуса под командованием генерала Н.Н. Баратова на Персидском фронте в 1915-1918 гг. В третьей части - история Персидской Казачьей Его Величества шаха бригады - уникальной боевой единицы, созданной русскими офицерами и инструкторами. В отдельном очерке - яркая жизнь талантливого военачальника, героя Белого дела генерал-лейтенанта Н.Г. Бабиева, военная служба которого началась в Персидском походе.

Автор - Павел Николаевич Стрелянов (Калабухов) – потомок казаков, которые несли службу в Персии, использует в своём повествовании записки своих предков и архивные материалы.
Впервые книга «Неизвестный Поход. Казаки в Персии в 1909-1914 гг.» (Москва, 2001) была издана малым тиражом. Настоящий труд дополнен и переработан - в него включены не использованные ранее и вновь найденные документы, расширен справочный аппарат, добавлены новые приложения, составлены биографические справки практически на всех офицеров, упоминающихся в тексте книги (в первом издании такие справки отсутствовали). Здесь же помещен малоизвестный очерк полковника А.Г. Рыбальченко - командира 1-го Кизляро-Гребенского генерала Ермолова полка ТКВ, повествующий об участии Гребенцов в Персидском походе. Названия населенных пунктов в Персии и русских отрядов даны так, как они обозначались в документах того времени.
Тема, поднимаемая в книге, актуальна и в наши дни. Более того, читая некоторые цитаты из посланий начала ХХ века, невольно вспоминаешь о современных событиях. Например, вот эти слова командующего Туркестанским военным округом генерала А. В. Самсонова, написанные в 1909 году: «...Не обольщаясь никакими захватническими планами, я, тем не менее, остаюсь при убеждении в необычайной исторической важности для России ее среднеазиатских владений и сопредельных с ними стран. Новейшая история нам показывает, что независимых, полунезависимых и слабых стран становится все меньше и меньше. Во всех частях света великие державы поспешно устанавливают границы своих сфер влияния, постепенно переходящие в протектораты, оккупации, захваты и присоединения. Россия, при всей своей миролюбивости и честной идейности своей политики, не может не быть захваченной общим потоком, уже по одному своему великодержавному центральному положению в двух частях света. При создавшихся политических условиях наиболее вероятным является рост и проникновение русских интересов в малокультурные страны, окружающие наши среднеазиатские владения...».
 
Период, описанный в монографии П Н. Стрелянова (Калабухина), был сложным. С 1908 года в Персии усилились выступления против правящей шахской династии Каджаров. Племена кочевников захватывали торговые пути - жизненно важные артерии, связывающие страну с Россией, участились грабежи и беспорядки в городах, в том числе провокации против русских подданных. В 1909 году в составе экспедиционных отрядов Русской армии начался поход в Персию частей Кубанского, Терского и Семиреченского казачьих войск. Весь поход можно разделить на два этапа. На первом нашим войскам приходилось действовать в основном против племен курдов-шахсевен и туркмен-иомудов, с которыми не справлялась слабая персидская армия. На втором, с осени 1911 года, произошли дерзкие нападения вооруженных толп на русский отряд в Тавризе, обстрелы консульских конвоев в Реште, вновь активизировались кочевники, устраивая целые сражения. Это требовало «примерного возмездия». Россия увеличила численность своих войск в Персии. Персидский поход продолжался с разной степенью интенсивности (ротация воинских частей, их отвод на территорию России и отправка новых отрядов) до конца 1912 года, русские воины в мирное время представлялись к боевым наградам. Но и после вывода войск отдельные сотни и даже казачьи полки оставались в Персии до начала Великой войны 1914 года.
Служба в Персии для казаков – это непрекращающаяся история охраны правящей династии от восставших, охране финансовых органов страны, охрана путей сообщения.
Для обеспечения безопасности действующего шаха по высочайшему соизволению из Санкт-Петербурга была образована необычная казачья часть - Казачья Его Величества Шаха бригада. «Персидская Казачья бригада на 1908 год состояла из четырех конных полков, пластунского батальона, двух артиллерийских батарей (по четыре орудия) и пулеметной команды. Начальник бригады - Генерального штаба полковник В.П. Ляхов16, русские инструкторы - офицеры и урядники, число которых менялось, но оставалось очень незначительным, и персы - 240 офицеров, 1200 конных и 350 пеших казаков. Воспитанные и обученные русскими офицерами и урядниками, авторитет которых в Персии был непоколебимо высоким, персидские казаки составляли наиболее боеспособную (пожалуй, и единственную) часть армии. В своей форме - красные рубашки-бешметы с синими погонами, в папахах хорошего курпея с красным верхом, при кинжалах и шашках - они являлись слепком с наших Кавказских казачьих войск. Казаки действительно знали свое военное ремесло, отбор в бригаду был строг, служить - почетно и выгодно (на фоне остальной армии, где жалованье просто не выплачивалось). Это была шахская гвардия. К 1908 году, для поддержания порядка, бригада отдельными сотнями и взводами стояла во всех крупных городах и пунктах страны».

Листая страницы книги, постоянно наталкиваешься на слова «враждебное население», «восставшие» и т. д. Вот, например, описание событий 1908 года, когда в очередной раз шаху пришлось столкнуться с заговором, направленным на его свержение:
«22 мая утром на учебном плащу Казачьей бригады, как всегда, шли строевые занятия: части проходили церемониальным маршем. Внезапно, по данному сигналу, командиры частей поскакали к начальнику бригады, выслушали краткое приказание и, вернувшись к. своим частям, повели их полевым галопом по улицам ничего не подозревавшего Тегерана – два неполных полка кавалерии с конной батареей к площади меджлиса, а два других – к дворцу. Пластуны заняли площадь. Моментально разнесся слух, что артиллерия готовится к обстрелу меджлиса. Толпы народу бросились туда. Тем временем ворота шахского дворца медленно раскрылись, из них галопом вылетела карета и, окруженная казаками, помчалась к бригадной казарме. У дверец кареты скакали полковник Ляхов, русские офицеры и урядники. Маршрут поездки оставался тайной, перед каждым поворотом шах лично указывал направление. Карета влетела во двор Казачьей бригады. Выстроенный оркестр играл персидский гимн, казаки приветствовали шаха криками кура!». Через полчаса явились остальные полки бригады с артиллерией, нагнавшие страху на депутатов меджлиса. Батарея снялась с передков перед загородным дворцом, направив орудия на городские ворота. Казаки выставили сильные караулы и оцепили весь район. Узнав, что все закончилось благополучно, храбрые сарбазские полки выступили с барабанным боем из своих казарм и направились к V шаху уверять его в своей преданности… Шах заявил: «Мои предки завоевали себе престол силой оружия –и я мечом моим буду его оборонять. Если надо, я стану во главе моей верной бригады.., чтобы победить или умереть»
Тем временем фанатичные проповедники призывали городскую чернь к бунту, разжигали в ней ненависть к шаху, полковнику Ляхову, к стойкой и сплоченной Казачьей Его Величества Шаха бригаде. Подметными письмами, забрасываемыми в расположение бригады, муштехиды – наиболее влиятельные муллы – пытались влиять на мусульман-казаков. Лишь твердая уверенность в своих командирах – русских офицерах-инструкторах удерживала казаков. 9 июня шах объявил Тегеран на военном положении и временно назначил полковника Ляхова генерал-губернатором с подчинением ему всех войск и полиции. На следующий день Казачьей бригаде было приказано занять мечеть Сапех-Салара – штаб революционных выступлений – рядом со зданием меджлиса и попытаться разоружить фидаев. В парламенте, по сведениям, находилось 200 вооруженных людей, в мечети – 150, небольшие отряды фанатиков обосновались в зданиях Тавризского и Азербайджанского энджуменов. Казаки заняли мечеть, но толпа вытеснила их на улицу. По офицерам и казакам бригады, овладевшим стратегически важными пунктами в городе, бунтовщики открыли огонь. Им ответила артиллерия, разрушив здание меджлиса, войска и восставшие понесли потери. 11 июня казаки бригады арестовали влиятельных деятелей фидаев. В Тегеране был восстановлен порядок, казачьи разъезды объезжали улицы, грабежи и убийства прекратились».

В январе 1909 года в Реште фидаями был убит губернатор, начались волнения в Тавризе, столице Персидского Азербайджана. Весной казвинские фидаи и бахтиарские ханы выступили на Тегеран. Остро встал вопрос о присутствии русских войск в Персии.
Начало походу казаков в Персию положил следующий документ:
«Главный штаб. Секретно.
20 апреля 1909 г. № 1124
В виду ожидавшегося в Тавризе нападения на консульства и европейские учреждения и подданных со стороны революционеров и населения Тавриза, доведенного до отчаяния голодом, Главнокомандующему войсками Кавказского военного округа телеграммой от 7-го сего апреля Особого при Совете Министров Совещания было сообщено, что Государь Император повелел немедленно двинуть форсированным маршем в Тавриз отряд достаточной силы для защиты русских и иностранных учреждений и подданных, подвоза к ним продовольствия, а также для поддержания обеспеченного сообщения Тавриза с Джульфою».
В середине апреля граф Воронцов-Дашков направил в Джульфу отряд под начальством генерал-майора Снарского в составе:
двух батальонов 1-й Кавказсгсой стрелковой бригады;
двух сотен 1-го Сунхсенско-Владикавказского генерала Слепцова полка ТКВ (Терского казачьего войска);
двух сотен 1-го Полтавского Кошевого Атамана Сидора Белого полка ККВ (Кубанского казачьего войска);
трех батарей – скорострельной, горной и гаубичной; одной роты саперов.
Переправившись через Аракс, отряд двинулся на Тавриз.
В июне 1909 года в Персию был направлен 1-й Лабинский генерала Засса полк ККВ, 27 октября того же года в состав Ардебильского отряда вошли 4-я и 6-я сотни 1-го Кубанского полка ККВ. От войск Туркестанского военного округа в Персии также содержались консульские конвои и отдельные посты, с июня 1909 года в городе Мешхеде встали сотня и взвод при трех офицерах 1-го Таманского генерала Безкровного полка ККВ, в Гумбет-Хаузе – сотня казаков того же полка и сотня Туркменского конного дивизиона, в Турбет-Хейдаре – сотня 1-го Кавказского полка ККВ; отдельные команды в Кермане и других местах. Управлением генерал-квартирмейстера (генерал-майор Юденич) штаба Кавказстого военного округа разрабатывались три операционных направления, по которым и осуществлялся ввод наших войск в Персию в 1909 и 1911 годах: 1) Дхсульфа-Тавриз-Тегеран; 2) Астара- Решт- Казвин –Тегеран; 3) Энзели-Решт-Казвин-Тегеран. Первое направление – самое длинное, проходило по провинции Азербайджан, с множеством воинственных кочевников; поэтому оно было наиболее трудным, но давало возможность овладеть самой важной частью Персии – Азербайджаном. Третье направление – самое короткое, но неблагоприятные условия высадки могли подвергнуть операцию всяким случайностям. Приходилось пересаживаться с парохода на лодки в открытом море, на расстоянии до 1 версты от берега, высадка была возможна в более или менее тихую погоду, а такая погода редка на Каспийском море. Обширный Энзелийский залив недоступен для больших судов (вход в него прегражден баром, глубина 5 футов). Высадка десантного отряда не подлежала точному расчету, высадившись, отряд не мог считать . свое отступление обеспеченным, так как в «свежую погоду» суда от-ходили от Энзели на 60 миль. Второе направление – наиболее выгодное, так как при средней длине его можно было пользоваться морем для перевозки грузов, но качество дороги от Астары до Решта уменьшало его значение. К тому же при исключительном пользовании только вторым или третьим направлением Азербайджан остался бы на фланге наших отрядов. Поэтому при наступлении в Персии пришлось воспользоваться всеми тремя направлениями. 1-й Лабинский полк вместе с пехотными частями (206-й Сальянский полк) и артиллерией высаживался на самом трудном, третьем направлении, в порту Энзели. Высадку русского десанта обеспечивала конвойная сотня под командой есаула Абашкина. С военных транспортов, на больших лодках отправляли сначала пехоту, пушки, вьюки и седла, лошадей приходилось выгружать прямо в воду. Затем в лодках переправлялись сотни, держа за поводья плывущих лошадей. Лабинский полк двинулся в походном порядке через Решт на Каз-вин, где вошел в состав отряда под командованием генерал-майора Довбор-Мусницкого (с сентября 1910 года – генерал-майора Фидарова) . Главными невзгодами в походе были жара и недостаток воды. На привале одновременно надо было напоить большую массу людей, лошадей и вьючного транспорта. Колодцы быстро иссякали, приходилось расчищать завалившиеся от времени старые и довольствоваться тем малым количеством воды, которое они давали. Иногда казаки сами добывали себе воду, вырывая в песке ямы до 3 аршин глубиной. По заведенному в отрядах порядку к колодцу допускались сначала люди, затем артиллерийские лошади, потом казачьи и, наконец, верблюды. Казвин – один из наиболее значительных городов в Северной Персии, весьма важный узел караванных путей. Здесь сходились две основные дороги, идущие из России через Решт и Тавриз на Тегеран. Российский посланник в Тегеране благодарил начальника Казвинского отряда и свидетельствовал, что неожиданное и поразительно быстрое появление летучего отряда в Казеине произвело именно то впечатление, которое требовали обстоятельства. Одним из этих обстоятельств было, видимо, отречение в начале июля 1909 года шаха от престола в пользу своего двенадцатилетнего сына. В то же время присутствие наших войск в Казвине, в переходе от Тегерана, представляло несомненную угрозу для неблагонадежных элементов в столице. Протурецки настроенные губернаторы западных провинций Персии вели антирусскую пропаганду среди курдов, которая носила совершенно враждебный относительно России характер. «Они усиленно советуют курдам делать нападения на наши разъезды с тем, чтобы наши репрессии в отношении курдов восстановили бы против России последних…» (из донесений военных агентов в штаб Кавказского военного округа) Посланник в Тегеране свидетельствовал, что приговоры пограничного суда (например, за убийство в 1907 году ротмистра Пограничной стражи) не приводились в исполнение за невозможностью добиться явки в суд ответчиков, что в конце февраля 1909 года разбойники демонстративно разграбили селение Шейхахмед, принадлежавшее русскому старшине купцов.
Генерал Снарский за разбои и грабежи наложил на курдов контрибуцию, стали приводиться в исполнение приговоры пограничного суда за убийство русских подданных.
В Северо-Восточной Персии русская торговля несла убытки: грабили ц персидские правительственные войска, и туркмены. По сведениям за июль 1909 года, добытым разведкой штаба Туркестанского военного округа, в Астрабаде грабежи туркмен помешали подвозу хлопка и шерсти к портам. На Нижегородскую ярмарку не были своевременно отправлены и другие товары. Пострадали русские подданные, в соседних с Мешхедом округах среди главарей вооруженных разбойников раздавались призывы двинуться на город и перерезать всех русских. Надежда была лишь на прибывающий русский отряд. Большое впечатление произвело известие о том, что сотня 1-го Таманского полка ККВ с пулеметами из Асхабада в начале июня перешла границу и направилась в Мешхед для подавления беспорядков. Казаки обезоруживали местных «борцов за свободу», только из пулеметов удалось разогнать вооруженные скопища туземцев, решивших не пропускать русских в помещение русско-персидского банка».
Летом 1909 года казаки взяли под охрану важнейшие дороги от Тегерана до границы. усилилась связь между постами казачьей конницы. Консулы отмечали, что наши посты блестяще справились с возложенной на них тяжелой задачей поддержания безопасности сообщения. Купцы, вместе со всем мирным населением попутных селений, благословляли прибытие русских войск. Военным агентом из армии сообщалось: «Можно с уверенностью утверждать, что если бы мы не прибегали к периодическому командированию с караванами русских конвоев, то весь наш товарооборот с богатым урмийским рынком совершенно 6ы прекратился, и таким образом заветная мечта турок убить нашу торговлю… и подорвать наше влияние была бы уже свершившимся фактом. Достаточно сказать, что за неполные два месяца русскими казаками было праконвоировано по дороге Хой-Урмия около 10 тысяч верблюдов с грузом: сабзы, сахара, керосина и мануфактуры на сумму около 1 млн рублей».
В октябре 1909 года морским путем из Баку через пограничную Астару выступил отряд в составе: двух батальонов 206-го пехотного Сальянского полка, двух легких орудий Кавказской гренадерской артиллерийской бригады и двух сотен 1-го Полтавского полка ККВ с двумя пулеметами. Роты и сотни были мирного состава, поэтому во всем отряде находилось около 700 человек. 28-го отряд занял Ардебиль и крепость. Шахсевены, производившие до этого грабежи в Ардебиле и требовавшие от русского консула сдачи всего оружия с патронами консульского конвоя, поспешно отошли. В конце ноября 1909 года на подкрепление отряда прибыл 16-й гренадерский Мингрельский полк с 6-й горной батареей Кавказской гренадерской артиллерийской бригады и остальные четыре сотни 1-го Полтавского полка ККВ. Влияние России в Персии окрепло. С бегством фидаев из страны в Азербайджане и Харосане наступило частичное успокоение. В декабре 1909 года встал вопрос о выводе отдельных отрядов. Необходимость держать крупные силы в Ардебиле миновала, и командование Кавказского военного округа вернуло значительную часть отряда на Кавказ. В Ардебиле остались батальон Мингрельцев, батальон Сальянцев, 6-я горная батарея и две сотни Полтавцев (заметим, что сотни 1-го Полтавского полка ККВ с апреля по декабрь 1909 года несколько раз отзывались и вновь прибывали в Персию, причем две сотни находились в этой стране постоянно). Между тем, заняв те или иные районы небольшими частями, удержать затем эти пункты против кочевников (а шахсевены являлись лучшим элементом для ведения постоянной войны) для русских отрядов представлялось делом серьезным. Происходили преступления и на конфессиональной почве. В 1910 году российский вице-консул в Урмии Голубинов был командирован в селение Хосров арестовать шайку разбойников. Айсоры-католики, уже убившие тридцать человек, угрожали смертью русским миссионерам — священнику о. Елисею и иеродиакону о. Виталию, находившимся там для присоединения желающих к православию.
Генерал Самсонов отмечал в отчете за 1910 год: «Мы всегда стремимся вернуть наши войска обратно. Местное население не разбираясь в тонкостях политических соображений, всякий раз видит в этом якобы нашу слабость, наше поражение…Азиат покоряется только силе и никаких других высших, а тем более гуманных и рыцарских соображений не понимает». На последнем собственной Его Величества рукой начертано: «Верно».

Эту и другие книги по истории казачества спрашивайте в нашей библиотеке.
Нас можно найти по адресу: Волгоград, ул. Кирова. 132.

Комментариев нет:

Отправить комментарий