среда, 6 августа 2014 г.

Чем живёт современное казачество?



Мы уже начинали рассказывать о «казачьей прессе», как ценном источнике сведений о современном казачестве, и обещали знакомить читателей блога с содержанием новых выпусков журналов «Казаки» и «Казарла». Постараемся выполнить данное обещание.
За время, прошедшее с момента публикации предыдущего обзора («Журналы о казаках и для казаков») статей из названных журналов прошло несколько месяцев и в библиотеку поступило пять насыщенных информацией новых номеров. Ознакомившись с их содержанием, мы поняли, что рассказ будет долгим, поэтому разделили его на две части.
Сегодня речь пойдёт о публикациях в двух номерах журнала «Казаки». Как ясно из их содержания современных казаков интересует широкий спектр проблем – от истории нашей Родины до духовного развития нашего общества. Описать всё содержание номеров не представляется возможным, поэтому поговорим о самых интересных материалах, опубликованных в журнале.

Казаки. – 2014. - № 2.
Открывает номер статья «Судьбу войска решили казаки ЦКВ» (страницы 2-7). 22 февраля прошёл XIX Отчётно-выборный круг войскового казачьего общества «Центральное казачье войско». Речь на нём шла о государственной политике по отношению к казачеству, о казачьем образовании (в частности, отмечалось, что удалось придать казачьим кадетским корпусам статус военных корпусов, а не интернатов), об отношениях с Русской Православной Церковью (создан Синодальный комитет по взаимодействию с казачеством), об укреплении экономической базы казачества (по решению Президента РФ В. В. Путина казакам разрешено создавать частные охранные предприятия, создавая таким образом резерв армии, который в настоящее время исчисляется примерно миллионом казаков), об укреплении документальной базы (предусмотрена разработка программ развития казачьих обществ в каждом регионе России), и о многом другом.
Николай Белков в статье «400 лет с верой и верностью служат Отечеству оренбургские казаки» (с. 8-15) рассказывает об Оренбургском казачьем войске – его истории и современном состоянии. Особое внимание автор уделяет вопросам воспитания молодёжи – в казачьих кадетских классах (на территории Оренбургской области действует 33 казачьих кадетских классов), спортивных секциях и на соревнованиях (проводятся казачья спартакиада, шермиции), в творческих коллективах и на фестивалях (например, создан казачий культурный центр на базе Уральского горного университета, проводятся межрегиональные и региональные казачьи фестивали, из которых наиболее известны «Сторона моя, сторонушка» и «Оренбург – форпост России»).

О конном походе «Москва-Париж», который состоялся в 2012 году, рассказывается в интервью с предпринимателем, меценатом и большим любителем коней Павлом Мощалковым «В моей жизни два героя – Платов и мой дед» (стр. 22-27). Дед автора – Павел Иванович Мощалков - по происхождению сибирский казак, ушёл на фронт в 1919 году. Прошёл Гражданскую войну, войну с басмачами, финскую и Великую Отечественную. Был командиром 415-й стрелковой Краснознамённой ордена Суворова II степени Мозырской дивизии. Большой любитель лошадей, внука на коня он посадил, когда тому было всего три года. С тех пор предприниматель Павел Мощалков «заболел» конями и считает, что ему очень повезло – три армейских года он провёл при конях. Затем его профессией стало шахтное строительство и он даже не предполагал, что когда-нибудь займётся разведением лошадей. Заняться конезаводством его заставил случай. Желание иметь свою пару коней у Павла Мощакова было всегда. Когда появилась такая возможность, он завёл сначала беспородных, спасая их от «недостойного содержания» у прежних владельцев. Потом начал ездить по заводам, присматривая дончака и рысака. Увиденное там, привело в ужас – коней исчезающих пород отправляли на мясокомбинат. Так пришло решение заняться спасением исчезающих русских пород лошадей. Начало было положено в 2003 году. В 2006 году появилась ферма в Московской области, чуть позже – в Тверской (позже здесь был зарегистрирован конный завод). По мере развития производства предприниматель начал реализовывать социальные проекты. О трёх из них рассказывается в статье. Конный поход «Москва – Париж» задумывался, как повод показать коней донской породы в Европе, и одновременно почтить память участников тех событий – русских и французов наравне. Одобренный юбилейной комиссией по подготовке празднования 200-летия с момента победы в Отечественной войне 1812 года, он финансировался из кармана устроителей и благотворительных организаций. Как не странно, со стороны руководства Всевеликого Войска Донского этот проект поддержки не получил, хотя подавляющее количество участников – донские казаки. Второй проект, реализованный Павлом Мощаковым, был связан с установкой памятника атаману Матвею Ивановичу Платову в Москве. Памятник скульптора Константина Чернявского, отлитый на деньги Мощалкова, установлен в парке «Казачья слава» (Лефортово). Третий проект в настоящее время находится в стадии доработки – полным ходом идёт строительство базы для обучения детей конному спорту. Пожалуй, ярче всего характеризуют предпринимателя Мощалкова заключительные слова интервью: «Своими казачьими корнями никогда не хвалился, хотя с 1989 года меня не раз агитировали идти в казачество. Не пошёл. Считаю так – уж лучше я сделаю практических дел во славу державы больше, нежели надену лампасы и займусь демагогией. Время доказало мою правоту. Разумеется, сторониться от братов-казаков не собираюсь, т. к. знаю большое количество достойных людей, которые много сил отдают на это благое дело – возрождение казачества. Думаю, что каждый должен быть на своём месте».
«Казак – основа русской семьи» утверждает автор следующей статьи (с. 28-29) Юрий Вербенко. Начиная с наблюдений за молодыми казаками, автор переходит к теме восстановления казачества через возврат ему исконных земель. И, надо признать, делает это обоснованной. Он отмечает, что молодое поколение казачьей молодёжи не готово создать крепкую материально обеспеченную семью, потому что не умеет трудиться – за 70 лет Советской власти казачество превратилось в люмпенпролетариев. «Будет у казака земля, значит, будет материальный достаток, и возможность учить казачат рачительному, экологическому хозяйствованию. Значит, на этой земле вырастет казачье племя здоровых, многодетных молодых людей. Тогда прекратится вымирание российского населения, и вновь на русских полях и в лесах, мы услышим весёлый детский смех здоровой нации», - пишет он. Но земельный вопрос – не главная тема статьи. Можно сказать, что он только средство решения той проблемы, которая волнует автора. «Кризис отцовства» - вот причина всех бед России. Решения этой проблемы по мнению Юрия Вербенко и руководителя проекта «Батя» священника Дмитрия Березина можно достичь, если воспитывать мальчиков, как будущих отцов и воинов.
Размышления «Социальные медиа и «старые» медиа: пути конвергенции» вице-президента благотворительного фонда «Донские мотивы» Александра Попова (с. 30-31) посвящены возможностям использования социальных сетей для духовно-нравственного развития казачества. На примере своей страницы в «Одноклассниках» автор рассказывает об опыте создания сначала виртуального, а затем уже реального казачьего общества, организации мероприятий, привлечении к спорным вопросам казачьей жизни священников. В целом отмечается, что «…социальная сеть представляет собой на сегодняшний день самую демократичную форму агитации и пропаганды той или иной идеологии».
Юрий Азовин в статье «Жизнь за други своя» (с. 32) рассказывает о подвиге нашего земляка – члена казачьего общества «Станица Пластуновская» из Котельниковского района Волгоградской области Руслана Казакова, погибшего при попытке спасти раненого товарища. Руслан принадлежал к поколению «воевавших детей невоевавших отцов» - был участником двух вооруженных конфликтов, заслужил медаль «За отвагу». Когда казачья община Крыма и власть полуострова попросила помощи для обеспечения порядка во время проведения референдума по вопросу присоединения к России, он без раздумий отправился в Семфирополь в составе казачьего отряда, состоявшего из тридцати человек. Дома оставалась жена и двое малолетних детей.
18 марта казаки и бойцы самообороны Семфирополя отправились «отрабатывать» сигнал о вооружённых людях, прячущихся в недостроенном здании. Прибывший на место отряд попал под огонь снайпера, который стрелял одновременно по ним и по военнослужащим воинской части Украины. 18-летний доброволец-семфирополец был ранен. Руслан Казаков бросился ему на помощь и погиб, спасая товарища. «Можно, конечно, задаться риторическим вопросом: мог или не мог Руслан отказаться от той ставшей для него роковой поездки?» - размышляет автор статьи и сам себе отвечает, - «Теоретически – мог, никто никого не принуждал. В реальности – вряд ли. Не такой это был человек, чтобы отмахнуться от просьбы братьев-казаков о помощи. Вся его биография, увы, уже завершённая, говорит о силе духа и самоотверженности этого человека».
Постоянный корреспондент журнала по Всевеликому Войску Донскому Юрий Селезнёв в статье «Облик новый, суть казачья» (с. 34-38) обращается к теме воспитания казачьей молодёжи и рассказывает об Аксайском Данилы Ефремова казачьем кадетском корпусе, которому скоро исполнится десять лет. На долю этого учебного заведения выпала большая честь – стать первым казачьим кадетским корпусом, переданным в ведение Министерства обороны РФ. Это ставит корпус на один уровень с Суворовскими и Нахимовскими училищами (до сих пор все казачьи корпуса проходили по ведомству Министерства образования). «Совершенно по-иному выглядят теперь возможности получения кадетами военного образования», - отмечает автор статьи. – «Ведь как ни старались раньше решить этот вопрос, но преимущества при поступлении в высшие военные учебные заведения страны кадеты казачьих корпусов, в отличие от питомцев СВУ, на законодательном уровне так и не получили. А ведь многие родители, отдавая своих сыновей для обучения в казачий кадетский корпус, предполагали для них именно военную карьеру». В новом статусе кадеты получили возможность проявить себя во всероссийских профильных мероприятиях, олимпиадах, викторинах, конкурсах, а, значит, обратить на себя внимание ректората престижных военных вузов. Но остаются и проблемы, которые предстоит ещё решать. Первая из них – социальная составляющая: работа с подростками, находящимися в сложных жизненных условиях, из неблагополучных или неполных семей. У воспитателей корпуса уже выработана методика воспитания таких кадетов. Основная задача при работе с «проблемными» ребятами – дать им возможность почувствовать себя нужными и полезными, а средством достижения цели могут служить занятия спортом (армейским рукопашным боем). Однако, по решению соответствующих структур проходной балл при поступлении в корпус должен составлять не менее 4,5 баллов, что затрудняет приём ребят из сельских школ и делает практически невозможным поступление детей из неблагополучных семей. Перестала действовать и система рекомендаций от местных казачьих обществ, которые раньше принимались во внимание при зачислении в кадетский корпус. Об этой проблеме начальник корпуса Василий Александрович Донцов говорил на встрече с Президентом Российской Федерации В. В. Путиным, который одобрил социальный подход в работе с кадетами.
Второй проблемой, которая волнует преподавателей Аксайского кадетского корпуса – сохранение его казачьего статуса. При передаче учебного заведения в руки Министерства обороны этот вопрос оговаривался отдельно. И многое остаётся прежним – также день кадетов начинается с молитвы, также они ходят на службу в храм, принимают омовения в купальне, построенной на берегу Дона. Но из штатного расписания дополнительного образования исключили преподавателей таких важных предметов, как основы православной культуры, история российского и донского казачества, что может сузить кругозор воспитанников корпуса.
Особенное внимание в Аксайском казачьем кадетском корпусе уделяется кружковой работе и работе секций – всего их более двух десятков: секции самообороны, рукопашного боя, бокса, атлетической гимнастики, плавания, футбола, джигитовки, конной подготовки, воздушно-десантной и горной подготовки, фигурному катанию; оркестр, хор и ещё несколько музыкальных коллективов. При корпусе есть музей донского казачества, выходит газета «Ефремовец» с приложением «Благовест».
Большую помощь корпусу оказывают воины расположенной бригады специального назначения Южного военного округа.
В учебном заведении разработана «дорожная карта» дальнейшего развития: «В частности предусмотрено строительство спального корпуса на 300 мест и возведение новой двухэтажной столовой на такое же количество посадочных мест, планируется построить культурно-оздоровительный комплекс «Атлант» с бассейном. <…> Будет также расширен строевой плац и переоборудован гимнастический городок».
Президент издательской группы «Граница» Валерий Мурин в статье «Пограничная служба России: взгляд в будущее через осмысление недавнего прошлого» (с. 48-55) рассматривает вопрос о реформах в пограничных войсках, затрагивая период 1990-2003 годов. Казалось бы, какая связь между пограничной службой и казачеством? Исторически так сложилось, что казаки были первыми защитниками границы, да и в настоящее время помогают пограничным частям в составе добровольных народных дружин.
10 лет (с 1993 по 2003 год) в России действовала Федеральная пограничная служба. «Что это было? Неудачная попытка очередного реформирования органов государственного управления? А может быть первая успешная репетиция выстраивания целостной пограничной политики России?» - спрашивает автор статьи.
Распад СССР в 1991 году привёл к нарушению отлаженной системы пограничной службы, а становление новой системы проходило в сложных условиях – постоянных территориальных претензиях со стороны новых государств, которые проходили в обстановке постоянных оскорблений пограничников, обстрела застав, увеличения количества нарушений границы (с обеих сторон – отечественные криминальные авторитеты вывозили из страны стратегическое сырьё и материальные ценности, контрабандисты переправляли на территорию России наркотики и оружие в невиданных ранее масштабах). Сама жизнь потребовала создания новой системы охраны государственной границы. Так возникла Федеральная пограничная служба, которая должна была координировать работу всех органов, действующих в пограничной зоне – таможенных и правоохранительных, фито-санитарного контроля и т.д. В 1995 году к этим службам присоединились добровольные народные дружины, в задачу которых входила помощь пограничникам.
Пограничники начала 1990-х годов несли службу в нелёгких условиях – в сопредельных государствах то и дело разгорались вооружённые конфликты и время от времени приходилось принимать бой. Так происходило на границе с Таджикистаном в 1992-2000 годах, во время грузино-абхазского конфликта в 1992-1993 годах, и с начала 1994 года в районе Чечни, Дагестана и Ингушетии. Задача осложнялась плохим финансированием, из-за которого пограничников ограничивали во всех видах довольствия, а приобретение необходимого технического оснащения происходило не более, чем на 40 % от реальной потребности. В результате, как пишет автор статьи, «в ФСП России и на местах начали принимать меры по разработке планов охраны государственной границы в случае вынужденного отключения части электросигнализационных комплексов на отдельных участках границы по причине отсутствия средств на их замену и ремонт».
В 1998 году пограничная служба перешла от системы пограничных округов к системе региональных управлений ФПС России, в связи с чем остро встал вопрос о подготовке качественно новых офицерских кадров. Сначала такая подготовка велась в высших учебных заведениях, затем было принято решение об открытии кадетского корпуса, ориентированного на подготовку защитников государственной границы. Кроме этого были организованы краткосрочные курсы для переподготовки офицерских кадров. Личный состав пограничного контроля полностью переведён на контрактную основу.
В 1997 году был создан Научно-Исследовательский центр ФПС России. К середине 1997 года завершилось формирование новой системы пограничной службы. «Существенно изменились виды деятельности ФПС России. Преобладающее место среди них заняла невойсковая составляющая, прежде всего служба пограничной охраны, пограничной стражи и оперативная работа». Несмотря на упразднение этой службы в 2003 году автор считает, что опыт её создания можно считать положительным.

Казаки. – 2014. - № 3.
Третий номер журнала богат на исторические публикации и аналитические материалы.
Открывает номер статья Дмитрия Иванникова «Казачий фактор внешней политики» (с. 2-5). Автор рассматривает проблему координации международных связей казачьих обществ, которой призван заниматься профильная комиссия Совета при Президенте РФ по делам казачества. Отмечается, что только в период с декабря 2013 по май 2014 года в Совет поступило 7 обращений от казаков-иностранцев: от атамана Семиреченского казачьего войска в Киргизии Геннадия Баженова просьба ускорить процесс переселения казаков-семиреченцев в Ставропольский край; от атамана казачьей организации в Италии Сергея Пига-Петренко поступило предложение поддержать его идею о признании казачества нематериальным наследием человечества… Представители генконсульства России в Монреале (Канада) по поручению Совета по делам казачества приняли участие в 4-м круге Конгресса казаков Америки. Постоянно поддерживают российские казаки связи с казачьими обществами США – поздравляют с юбилеями атаманов, помогают открыть казачьи классы. Налажено сотрудничество с Высшим Советом атаманов в Европе, созданном в альтернативу Всемирному конгрессу казаков, с посольской станицей Забайкальского ВКО в Австралии. Наиболее обширный план международной деятельности представил Балтийский казачий отдельный округ – Балтийский казачий союз, включив в него международную научную конференцию, посвящённую Первой мировой войне, международного военно-исторического фестиваля и молодёжные казачьи игры с приглашением зарубежных участников. Представители Всевеликого войска Донского намерены посетить Боснию и Герцеговину, заняться приведением в порядок эмигрантских захоронений и проведением международных мероприятий в память о казачьем полковнике Василии Чернецове, атамане Матвее Платове и поэте Николае Туроверове. В целом можно сказать, что каждое из казачьих войск России включило в программу работы на 2014 год раздел о налаживании международных связей с казачьими обществами ближнего или дальнего зарубежья. Отчёты о международных связях казаков ежегодно публикуются на сайте Министерства иностранных дел, но этого мало и перед казаками поставлена задача более активно пропагандировать свою деятельность через средства массовой информации. 
«Казачество является неотъемлемой частью русской истории и культуры», - такими словами завершает свою статью Дмитрий Иванников. – «Поэтому, укрепляя свои позиции за рубежом, каждое казачье войско представляет там не только само себя, но и всю Россию, являясь наглядным воплощением её величия, мощи, символизируя преемственность поколений. Таким образом, чем активнее будет продвигаться казачье «хождение за тридевять земель», тем больше принесёт оно пользы нашей стране».
Донской Войсковой федерации казачьих боевых искусств посвящена статья «Перначъ» к единоборству готов» Юрия Селезнёва (с. 14-17). В нашем блоге эта федерация уже упоминалась, когда мы рассказывали о казачьем рукопашном бое. Как показывает статистика просмотра той записи, наши читатели заинтересовались темой казачьих боевых искусств, поэтому хотелось уделить особое внимание статье Юрия Селезнёва.
Войсковая федерация «Перначъ» (Ростов-на-Дону) состоит из 21-й команды и имеет представительства в Волгоградской и Нижегородской областях, а также в г. Кёльне (ФРГ), где она осуществляет свою деятельность в рамках землячества донских казаков Германии. Главная цель федерации – создать современный казачий вид боевых искусств в формате, приемлемом для современных единоборств. В статье приводятся воспоминания вице-президента федерации Владимира Ерашова о её создании и становлении, о том, как ещё до создания федерации он начал собирать боевой опыт казаков. Например, в семидесятых годах он оказался в дальнем хуторе на Верхнем Дону и там нашёл старика, который показал ему, как можно защищаться от нападения обычным прутом, если в руках нет другого, более грозного оружия. «Исторически сложилось так, что казакам в бою нередко приходилось иметь дело с численно превосходящим противником, поэтому действовать нужно было быстро, решительно, наверняка. Чтобы поразить врага в кратчайшие сроки, а самому остаться на ногах или на коне. Именно отсюда основные принципы боя казаков, которому в сокращённом виде (по аббревиатуре) присвоили название РУБКА – обмен ударами на дальней и средней дистанции, в том числе и ногами, сцепка, бросок, болевой приём».
Для всех членов федерации обязательным условием является ношение казачьей формы – для соревнований высокого уровня сшили форму казачьей расцветки, соответствующую стандарту. Это, по мнению руководителей федерации, способствует воспитанию патриотизма и поддержанию традиций предков. Большое внимание федерация уделяет патриотическому воспитанию и качественной допризывной подготовке казачьей молодёжи. Многие воспитанники «Пернача» проходили службу в армии, в том числе и в «горячих точках», некоторые остались служить в разведывательных подразделениях и спецназе. Особой честью для воспитанников федерации считается участие в экзамене на право носить «пластунский берет». Это достаточно сложное испытание: сначала нужно совершить марш-бросок на 5 километров по пересечённой местности, выполнить упражнения по подтягиванию на турнике, преодолеть полосу препятствий, организованную по нормативам войск специального назначения (со скидкой на возраст есть небольшие уступки).
Федерация «Перначъ» постоянно участвует в соревнованиях по боевым единоборствам, проходящим в разных городах, и её воспитанники показывают прекрасные результаты. А в марте 2013 года ею была проведена спартакиада «Атаманский «Перначъ», который планируется проводить ежегодно. В первой спартакиаде приняли участие более тысячи человек, были представлены 7 видов боевых искусств (3 из них – казачьи). Главным достижением руководители Федерации считают достойное выступление своих воспитанников на Всемирной олимпиаде боевых искусств «Восто-Запад» в 2011 году, где новый вид боевых искусств (казачий) получил признание. Результатом тех соревнований стало установление контактов с Международной ассоциацией боевых искусств (IMAC) и двумя федерациями казачьего боевого искусства Украины. Кроме этого Федерация «Перначъ» осуществляет тесное сотрудничество с Всероссийской федерацией русского боевого искусства (система «РОСС»).
Основные проблемы развития боевых казачьих искусств лежат в плоскости политики и связаны с вопросом об идентификации казачества как народности, национальности или этноса. От решения этого вопроса зависит включение казачьих боевых искусств во Всероссийский реестр видов спорта – в раздел «Национальные виды спорта».
Александр Пронин в статье «Ликвидация «волка» (с. 18-26) рассказывает об операции чекистов по устранению одного из главарей украинских националистов Романа Шухевича – заместителя командира диверсионно-террористического батальона «Нахтигаль» дивизии СС «Галичина», после войны возглавлявшего бандитское подполье на Западной Украине. В свете последних событий на Украине статья весьма актуальна – она не даёт заморочить голову, напоминает, кем на самом деле были некоторые «национальные герои» Украины.
В первой части статьи автор описывает «заслуги» Шухевича и его подчинённых перед оккупационным режимом. Как известно, кровавый путь этого нелюдя начался ещё в 1931 году – с убийства польского посла Тадеуша Голувко, позже было участие в заговоре с целью покушения на министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого. Вторая мировая война развязала руки палачу и убийства были поставлены на поток. От рук бендеровцев только на территории Украины погибли 850 тысяч евреев, 220 тысяч поляков, более 400 тысяч советских военнопленных, около 500 тысяч мирных украинцев, 20 тысяч солдат и офицеров Советской армии и правоохранительных органов, и примерно 4-5 тысяч своих же «вояк», не проявивших достаточного рвения на службе (всего 1.994.000-1.995.000 человек). Роман Шухевич был одним из авторов «методики» по массовым убийствам. Согласно ей всё население поголовно сгонялось в одно место, и палачи начинали резню всех без разбора. Одной из таких карательных операций руководил священник автокефальной церкви, в задачу которого обычно входило отпущение грехов бендеровцам.
Автор статьи приводит цитаты слов Шухевича и иллюстрирует, как претворялись в жизнь его идеи, проводя параллель с сегодняшним днём. Основной целью бендеровцев было уничтожение всех, кто жил при Советской власти, при этом не считалось страшным потерять половину населения Украины.
Прологом операции по ликвидации Романа Шухевича стало, начатое в 1944 году, централизованное оперативное мероприятие «Берлога». 31 октября 1945 года на него и его «соратников» по антисоветскому подполью были заведены специальные розыскные дела. Каждый из разыскиваемых получил свою «кличку». Шухевич – «Волк», Клячкиевский – «Крыса», Кравчук – «Бегемот» и т. д. Розыск Шухевича, учитывая количество бандитских схронов на территории Западной Украины, автор сравнивает с поиском иголки в стоге сена – в нём были задействованы 700-800 оперативных сотрудников. «Волк» был осторожен и дерзок одновременно – так, в период оперативно-розыскных работ, он то менял схрон за схроном, то по поддельным документам отправлялся лечить ревматизм в Одессу (дважды!). По данным оперативников поддержку бендеровцы получали у служителей греко-католической церкви, поэтому была проведена «разработка» священников и, таким образом, удалось установить связи Шухевича.
Розыскные работы велись 4,5 года. Только в марте 1950 года удалось установить его точное местонахождение – село Белогорще, дом председателя сельсовета, второй этаж. К задержанию «Волка» было привлечено около 600 человек. На задержание вышло 60 оперативников, 376 солдат внутренних и пограничных войск оцепили село, 170 человек было выделено для досмотра объектов и 320 человек находилось в резерве. Ставилась задача арестовать Романа Шухевича, чтобы в дальнейшем привлечь его к суду. Но терять националисту было нечего, он оказал вооружённое сопротивление и был застрелен сержантом Полищуком (по другой версии – сержантом Петровым). Автор не скрывает, что в деле с гибелью Шухевича есть одна нестыковка, которую используют в своих целях люди, выдающие «Волка» за национального героя – пулевое отверстие на виске, которое не вписывается в официальную версию (выдвигается версия о том, что смертельно раненый Шухевич застрелился). Александр Пронин считает, что это – не так уж важно, был ли убит Шухевич или умирающий успел застрелиться, главное – со смертью «Волка» бандитское подполье было обезглавлено. В ходе обыска дома, где скрывался Шухевич, удалось обнаружить целый шпионский арсенал – поддельные печати, документы, рацию, инструкции для «подпольщиков», записки самого Шухевича, и доказательство связи «Волка» с иностранными разведками – парашюты, прибывших из-за рубежа курьерских групп…
Владимир Бахмутов – автор исследования «Возвращение Петра Бекетова с Амура» (с. 28-33) посвятил его землепроходцу, талантливому военному строителю, дипломату-самородку. Скажем сразу, что автор подошёл к вопросу очень серьёзно, поэтому продолжение этого исследование будет опубликовано в следующем номере.
«…исторические документы свидетельствуют о том, что не Хабарову, а Петру Ивановичу Бекетову и Онуфрию Степанову-Кузнецу, Степану Полякову и Третьяку Чечигину, Якуньке Парфёнову и Никифору Черниговскому обязаны мы первыми попытками присоединения к России Приамурья», - начинает свою статью автор.
Исследование изобилует цитатами из источников XVII века. Пытаясь отыскать сведения о перемещениях Петра Бекетова по Приамурью, Бахмутов создаёт достаточно полную картину освоения этого края, непростые отношения первопроходцев с коренным населением края. Это было трудное и опасное дело – открывать новые земли и присоединять их к России. Пётр Бекетов, как руководитель экспедиций стал основателем целого ряда крепостей-острогов – Рыбенского и Братского на Ангаре, Тутурского, Ленского (Якутского) и Олекминского на Лене, Иргенского и Нерчинского в Забайкалье, Кумарского, Куминского и Косогорского на Амуре, заложил первое зимовье на месте будущего Иркутского острога… Этот перечень убедительно доказывает его организаторские и дипломатические способности – плохой руководитель и человек, не умеющий договариваться с местным населением, не вернулся бы из первого же похода.
Основным моментом, описанным в статье Бахмутова, как видно из её названия, является возвращение Петра Ивановича Бекетова с берегов Амура. Обратить внимание на этот момент жизни первопроходца автора заставили поспешные заключения современных исследователей о том, что Бекетов погиб в 1658 году в сражении с богдойцами у Корчеевской луки. Для восстановления исторической справедливости автор перелопатил массу документов 17 века и установил, что Бекетов сумел выжить и вернулся с берегов Амура. Бахмутов приводит цитату из записок сербского священника Юрия Крижанича, который, находясь в 1661 году в Тобольске, писал: «Я лично видел того, кто первым воздвиг крепость на берегах Лены и обложил эту область податью именем своего царя».
С интересом будем ждать продолжения исследования.
Сложному периоду жизни России посвящена статья Сергея Савченко «Дальневосточное казачество и гражданская война: красные, белые, интервенты» (с. 34-39). Говоря о «Дальневосточном» казачестве автор подразумевает Забайкальское, Амурское и Уссурийское казачьи войска и начинает свой рассказ с событий 1917 года, когда казачество страны выступило с требованием признать его нацией или народом и предложениями по автономии войск. Савченко отмечает роль казаков-фронтовиков в становлении Советской власти – именно они, подвергшиеся большевистской пропаганде, уговорили остальных казаков пойти за Советами. Современный читатель горько усмехнётся, узнав, на что надеялись казаки того времени – на отмену тягот, связанных со службой, при сохранении казаками привилегий, земель и угодий. Только такими «сладкими» обещаниями удалось фронтовикам заманить дальневосточное казачество. Естественно, столкнувшись с реальностью, обманутые казаки взялись за оружие.
Участие в Гражданкой войне дальневосточных казаков автор статьи делит на два периода: 1918-1920 и 1920-1922 годы. Наиболее активные действия происходили в первый период. После свержения Советской власти в сентябре 1918 года благодаря финансовой помощи Японии казачьи части под командованием атамана Г. М. Семёнова «взяли курс на казачий сепаратизм и установление гегемонии в регионе». С приходом к власти А. В. Колчака в октябре 1918 года стал виден вред от такой политики, играющей на руку интервентам. Дальневосточное казачество не признало власти Колчака, поддержанного казачеством Сибири. В результате поддержка иностранных держав способствовала возникновению «атаманщины», разлагавшей тыл и восстанавливающей против Белого Движения мирное население. К весне 1919 года на Дальнем Востоке начался подъём подпольного и партизанского движения, а казачество потеряло своё военное превосходство. В феврале-марте 1919 года амурское и уссурийское казачество было вынуждено признать власть Колчака, в мае признал её и атаман Семёнов. Осенью 1919 года Колчак делает ставку на дальневосточное казачество в борьбе с партизанским движением. В декабре 1919 года атаман Семёнов – единственная опора Колчака, только он мог бы прийти на помощь войскам Верховного правителя, поэтому его назначают командующим войсками Забайкальского, Приамурского и Иркутского войск. Но планам Колчака не суждено было сбыться и в январе 1920 года он вынужден был передать власть А. И. Деникину. Семёнову при этом переходила власть на всей территории Российской Восточной окраины. Атаман сосредоточил всю власть в руках атаманов. «Оценивая ситуацию на Дальнем Востоке в 1918-1920 гг., можно сделать вывод, что дальневосточный казачий сепаратизм явился одной из причин Белого движения в России», - отмечает Сергей Савченко.
Второй период Гражданской войны на Дальнем Востоке, который начался после падения правления А. В. Колчака в январе-феврале 1920 года, был отмечен разделом территории на области и борьбой правителей этих областей с властью атамана Семёнова. В этот период большое количество казаков объявило о желании слиться с крестьянством. По оценкам историков в этот период в Забайкалье соотношение красных и белых казаков было примерно равное. Второй период Гражданской войны характеризуется пассивным участием Амурского и Уссурийского казачьих войск в боевых действиях. К тому же к концу 1920 года Амурское войско было практически ликвидировано и слилось с остальным населением Амурской области. Тогда же началось уничтожение и Забайкальского войска. Зима-весна 1921 года характерна борьбой Семёнова с новым правителем Приморья Меркуловым за власть. Проиграв в этой схватке, атаман покинул Россию. К весне 1922 года Белое Движение на Дальнем Востоке было разгромлено. Часть казачьих войск ушло в эмиграцию, оставшиеся слились с крестьянством.
С. Савченко отмечает, что, несмотря на особенности Гражданской войны на Дальнем Востоке, в целом все «восточные» казачьи войска пытались решать не только региональные, но и общие для всего казачества вопросы.
«Время собирать камни» - так назвал свою статью сотник, товарищ атамана посольской станицы «Покровская» БСК СКР Вадим Колбаса-Ревин (с. 40-43). В ней рассказывается о поисковой работе посольской станицы Балтийского союза казаков в ФРГ, связанной с русскими военнопленными периода Первой мировой войны.
О создании сельского музея в селе Казакевичево Хабаровской области рассказывает статья «Музей казачьей старины» (с. 44-46), подготовленная главным редактором журнала Владимиром Ивановым-Ардашевым. Впрочем, речь в ней идёт не столько о музее, сколько о проблеме сохранения памяти о предках – древних славянах и казаках-землепроходцев от «чёрных археологов», об установлении дружеских связей с потомками жителей села, оказавшихся после революции в эмиграции. Среди таких потомков – звёзды Лайза Минелли (которую местные атаманы в знак уважения угостили стаканчиком водки на старинной шашке) и исполнитель роли Тараса Бульбы в голливудском фильме Юла Бриннер.
Ещё об одном периоде истории, связанном с селом Казакевичево, Владимир Иванов-Ардашев рассказывает в статье «Суровые стражи тайги» (с. 47-48). Речь в ней идёт о зверобоях начала ХХ века. Времена были сложные и опасные – особенно во время Гражданской войны. По воспоминаниям старейшего писателя России Владимира Юрьевича Янковского – уроженца села Казакевичево: «В это время наш дом вооружён до зубов. В кабинете покойного деда в специальной пирамиде стоят в ряд двадцать готовых к бою винтовок – трёхлинеек и «мексиканок» с запасом патронов. Один станковый, два лёгких пулемёта Льюиса, два гранатомёта… Приглашённые на службу уссурийские казаки и молодые родичи посменно дежурят в замаскированных на косогоре окопах над мостом через канал, откуда ждут нападения хунхузов или красных партизан. Мы с братом часто гостим там, вооружённые короткими японскими карабинами, из которых стреляем на специально оборудованном стрельбище…» После окончания Гражданской войны семья Янковских покинула Россию и в Корее создала образцовое охотничье хозяйство. Автор статьи приводит воспоминания Владимира Янковского о годах эмиграции.
О духовности, религиозности и роли казачества в современном обществе размышляет Верховный атаман Великого братства казачьих войск Валерий Никитин в статье «Строить или созерцать?» (с. 52-55). Одной из главных проблем современного казачества автор видит в делении казаков на «реестровых» и «общественников», которое нарушает главную заповедь казаков – единство и братство. Говоря о духовности и религиозности казаков, он отмечает, что всегда они жили по принципу «сопротивление злу силой». Вот как он пишет об этой «особенности» казачьей религиозности: «Осознать, что есть «зло» и что «добро», и взять на себя огромную ответственность пресечения зла насилием может только человек-воин, религиозно-нравственное чувство которого вызрело и закалилось осознанием необходимости кровопролития, совершаемого во имя каких-либо сверхличностных интересов – защиты веры, Отечества, народа». Основной задачей на будущее для казаков Валерий Никитин видит в консолидации казачьих войск, объединении их в национальные военно-кооперативные структуры, военно-хозяйственные округа, содействие в разработке методологических обоснований по важнейшим направлениям кооперативного движения России, принятии на себя ответственности за проведение мероприятий по социально-экономической стабилизации окраинных, пограничных территорий страны через их традиционное казачье комплексное развитие, через создание доступных и комфортных условий проживания казаков, обеспечения их новыми рабочими местами и как следствие создание предпосылок добровольного возвращения коренного казачьего населения к местам традиционного проживания.
Спрашивайте журнал «Казаки» в читальном зале нашей библиотеки.
Наш адрес: Волгоград, ул. Кирова, 132.

Комментариев нет:

Отправить комментарий