среда, 29 января 2014 г.

Сталинград: от маршала до подростка



Приближается памятная для волгоградцев дата – 2 февраля – День победы в Сталинградской битве. Примечательно, что именно в эти, предпраздничные, дни в фонд библиотеки им. М. А. Шолохова поступило несколько книг, посвящённых страшным месяцам обороны города от фашистского нашествия. Две из них мы представляем вашему вниманию.

Меньшиков, В. В. Ржев - Сталинград. Скрытый гамбит маршала Сталина  [16+] / В. В. Меньшиков. - Санкт-Петербург [и др.] : Питер, 2012. - 416 с. : ил.

В предисловии к книге Вячеслав Меньшиков описывает причины, побудившие к её написанию. В преддверии очередного юбилея Победы его вызвал к себе редактор и дал задание – накопать что-то такое, чего не было бы у «конкурентов», а после вручил командировку во Ржев. Так всё и началось. А в результате автор нашёл такие материалы и свидетельства, которые заставили его изменить своё отношение ко многим событиям военного периода и засесть за книгу.
Мы привыкли связывать все победы в Великой Отечественной войне с именем маршала Жукова. В сознании сначала солдат того времени, а потом и их потомков закрепилось мнение, что Сталин был плохим военачальником. В книге Вячеслава Меньшикова вниманию читателей предлагается совсем другая версия событий. 

Автор рассказывает о роли Сталина в крупной операции, которую Меньшиков условно обозначил «Ржев-Сталинград», объединив в одну цепь целый ряд общеизвестных операций – «Монастырь», «Уран» и «Марс». Меньшиков называет её «личной операцией Сталина» и признаёт едва ли не гениальной. Учитывая эту его позицию, не стоит искать в книге главы, посвящённые только Ржевской или только Сталинградской битве – события перемешаны, связаны между собой. Основную роль главнокомандующий отвёл Сталинграду, концентрируя здесь войска. На долю Ржева пришёлся отвлекающий маневр – была пущена дезинформация о том, что именно здесь произойдёт прорыв. В результате именно под Ржевом погибло больше людей, чем в битвах за другие города – даже под Сталинградом человеческие потери были значительно меньше. Помните, стихи А. Т. Твардовского «Я убит подо Ржевом»? Мы не слишком задумывались над их смыслом, многого не замечали, не обращали на это внимания. Когда читатель закроет последнюю страницу книги В. Меньшикова, эти стихи для него зазвучат по-новому, и станет понятно, почему в стихотворении о погибшем под Ржевом солдате появились строки:
Подсчитайте, живые,
Сколько сроку назад
Был на фронте впервые
Назван вдруг Сталинград.
Для победы под Сталинградом нужно было сделать невероятно много. Автор описывает отдельные детали радиоигры, которую устроили сотрудники органов государственной безопасности для внедрения дезинформации о готовящемся под Ржевом прорыве советских войск, раскрывает материалы, относящиеся к введению жёсткого режима секретности по вопросам операции под Сталинградом. В этой книге много материалов, до сего времени не описывавшихся для массового читателя. Например, приводится анализ посещений кабинета Сталина в период Сталинградской битвы – по количеству, по составу (отдельно – по родам войск). Постепенно читатель начинает понимать, какая серьёзная работа проходила в кабинете генерального секретаря во время Великой Отечественной, и сколько было сделано для каждой победы в той войне, в том числе, и для победы под Сталинградом. Под конец книги Вячеслав Меньшиков пытается объяснить поездку Сталина на западный фронт подо Ржев, которая до сих пор многим кажется настолько непонятной и необъяснимой, что провоцирует на её использовании в фантастических произведениях. По мнению Меньшикова, эта поездка была чем-то, вроде, личного покаяния Сталина перед теми людьми, которых он принёс здесь в жертву.


Панченко, Ю. Н. 163 дня на улицах Сталинграда : [16+] / Ю. Н. Панченко. - Волгоград : Издатель, 2013. - 263 с. : ил.

Юрию Николаевичу Панченко, автору второй книги, о которой сегодня пойдёт речь, видел Сталинградскую битву «изнутри». Шестнадцатилетним подростком он стал её свидетелем и участником. Его книга – это нечто вроде симбиоза воспоминаний, дневника и серьёзной монографии одновременно. На мысль о дневнике наводит хронологическое деление книги на главы: «Август 1942 г.», «Февраль 1942 г.» и т.д., да и внутри глав снова возникает «датировка» по дням. Сама ткань этого своеобразного произведения, написанного от первого лица, разрывается вставками информации о вооружении немецкой и советской армий, текстами приказов и директив, размышлениями о психологии… Но воспоминаний гораздо больше.
Юрий Панченко оставался на территории Центрального района Сталинграда (старое название того места, где он был – Балканы), которая была захвачена фашистами. Поэтому в его книге много моментов, описывающих отношения мирного населения и захватчиков, прописаны не только образы родных и близких автору людей, но и немецких солдат.
Ядром каждой семьи, попавшей в оккупацию, были, естественно, матери – отцы либо ушли на фронт, либо в ополчение. Основной заботой каждой матери в тот период было – накормить своих детей и спрятать их от солдат. В начале Сталинградской битвы, когда Балканы превратились в поле боя, матери при каждой опасности сталкивали детей в подвал, прикрывали чем могли и уверяли ворвавшихся немцев, что в доме больше никого нет. Сколько нервов они затрачивали при этом, автор, в связи с юным возрастом, не понимал. В описании этого периода на первом месте – отношения детей и подростков, которым приходится сидеть дома, выдумывая, чем бы заняться. А в результате одним из главных занятий становится борьба со страхом…
Долгое время в нашей литературе описывали жестокость врага, должно было пройти много времени, чтобы появились совершенно другие персонажи – добрые простые люди, чужой волею облачённые в солдатские шинели и отправленные на фронт. Например, такие, как австриец Фриц, с которым автору пришлось познакомиться, когда он работал за еду при немецком госпитале. В Зальцбурге у Фрица остался сын-погодка автора, а сам он в Первую мировую войну уже побывал в России – в плену… «Вчерашняя катастрофа германской армии подвела окончательную черту под судьбой многих людей. Немцы гибли как мухи. Гибли на фронте и в тылу, на лютом холоде и в тёплой землянке. За спиной каждого германского солдата притаился беспощадный призрак с красной звездой на лбу. От него никуда не спрятаться, не убежать. А свирепая стужа, добровольный союзник Красной Армии, мстя за наши прежние неудачи, со всей жестокостью навалилась на парализованные остатки вражеских войск. Одних она навсегда переселяла в мёрзлую землю, а других временно в сырые, но тёплые подвалы. Там ещё теплилась жизнь, которая по-своему сводила счеты с людьми, потерявшими всякий интерес к жизни. Расплата за военные действия, дистрофия и европейская лихорадка вшивого возвратного тиф не оставляли оккупантам никакого просвета ни в траншее, ни в плену», - пишет автор, и у читателя создаётся впечатление, что он сочувствует этим людям, чужою волею отправленным на фронт в холодную Россию. Не будем заблуждаться – Юрий Панченко достаточно жёстко расставляет акценты в конце книги, перечисляя потери мирного населения – по отчётным документам Сталинградского партархива от бомбардировок и артобстрела погибло 42 754 жителя города. Приговор автора суров: «Война – самая уродливая форма общения людей. Немцы для нас стали хуже чумы, хуже холеры, хуже татарского ига, вместе взятых. Умом простить их можно, а сердцем – нет!»

Эти и другие книги спрашивайте в нашей библиотеке.
Нас можно найти по адресу: Волгоград, ул. Кирова, 132.

Комментариев нет:

Отправить комментарий