понедельник, 27 января 2014 г.

Трагедия казачества


24 января 1919 года в историю России вошло, как дата начала политики расказачивания, которая унесла почти два миллиона человеческих жизней. В память об этих событиях в библиотеке им. М. А. Шолохова прошёл вечер «Трагедия казачества».
Принято говорить о том, что «тема расказачивания советскими историками долго замалчивалась», и о ней в полный голос заговорили только в 1990-е годы, когда появился закон «О реабилитации репрессированных народов» и начали просачиваться в прессу «секретные» документы из архивов. Это – неверное мнение. Парадоксально, но многие документы, относящиеся к террору против казаков, всегда были «на поверхности», но, словно, попадали в «слепое пятно» - никто не хотел замечать, никто не хотел говорить об этом. Как известно, своя беда больнее, а горе – больше и глубже, чем чужое. Что такое казаки по сравнению с общей трагедией российского народа – раскулачиванием, коллективизацией, массовыми арестами? Сколько их там погибло – около двух миллионов? Да, пустяк по сравнению с 25-30 миллионами жертвами сталинских репрессий и 20 миллионами погибших в Великой Отечественной! Поэтому, приступая к созданию сценария, мы отдавали себе отчёт в сложности воздействия на юношескую аудиторию, и постарались сделать рассказ о событиях 1919 и последовавших за ним лет эмоциональным и познавательным.

Вечер памяти начался с чтения стихотворения Евгения Меркулова:

Россия. Январь. Девятнадцатый год. -
Визжит циркуляра кровавая строчка:
– Казачий народ поголовно в расход!
Всеместно! Без жалости! К стенке и точка!

Такого не знала страна до сих пор,
Поставлен народ за чертою закона.
Расправил крыла большевистский террор,
В итоге погибших под два миллиона.

Сдавайся! Смирись! Ворохнуться не смей!
Иначе в леваду под дробь пулемёта.
Репрессии, ссылки, расстрелы семей.
И старых, и малых под корень без счёта.

Столетье промчалось, а память живёт,
В сердцах отпечатаны строки декрета.
И выживший в муках казачий народ
Навряд ли когда позабудет про это.

Притихший зал, прослушав краткую справку о 24 января 1919 года, встал, чтобы почтить память двух миллионов жертв массовых расстрелов. А затем зрители просмотрели клип «Красный террор. Расказачивание». На экране мелькали кадры кинохроники времён революции и Гражданской войны, в которые были вкраплены рассказы наших современников – по воспоминанием их предков. Далее Марина Николаевна Урусова рассказала о политике расказачивания и её последствиях для рядовых казаков. 
Как мы писали в предыдущем сообщении: «Самые жестокие меры советское правительство принимало по отношению к казакам Дона. Область Войска Донского пугала его своей самостоятельностью и независимостью. Правительство понимало, что, если есть в России место, где могут формироваться контрреволюционные соединения, то это - Дон. Страх порождал невиданную жестокость. В результате политики расказачивания была введена система заложников. Станицы жгли или разоряли. Казаков расстреливали без счёта, поголовно уничтожая целые семьи, их обрекали на голодную смерть, отбирая хлеб, их насильственно выселяли с Дона и отправляли в Сибирь.
Количество жертв репрессий не поддаётся подсчётам. По расчётам одних учёных – около 800 тысяч, по расчётам других – до 3 миллионов. Официально называют среднюю цифру - около 2 миллионов погибших».
Говоря о казачьей трагедии, М. Н. Урусова не забыла рассказать о судьбе своего родственника – родном брате деда, который попал в жернова красного террора вместе с семьёй. Репрессии были такими жестокими, что выжившие, уезжали из обжитых мест, и никому не говорили о том, что они казаки. Так поступил и дед М. Н. Урусовой, а в результате на память о его брате, погибшем в годы расказачивания, осталась только фотография – даже имени не сохранилось. Известно, что с Первой Мировой брат деда вернулся без ноги, что было у него много детей и крепкое хозяйство, за что казак и поплатился…
С печальной ноты о погибших в тот период М. Н. Урусова перешла к описанию подвигов казаков во время Великой Отечественной, а затем заговорила о периоде восстановления казачества и предложила поговорить о его культуре, которую бережно сохраняют потомки казаков. 
- Как внешне отличить казака от русского или немца? - спросила Светлана Ивановна Васильева, начиная своё выступление.
Школьники с интересом слушали про историю костюма казаков, глядя на рисунки из старых книг, которые демонстрировались на экран телевизора, и на саму С. И. Васильеву, которая вела рассказ в костюме, взятом из Комнаты казачьего быта библиотеки. Было что послушать! Знаете ли вы, читатели нашего блога, как любили наряжаться казаки? Приходилось ли вам слышать о своеобразных дефиле, которые они устраивали, чтобы поразить воображение посланцев царя? А историю про то, как атаман Платов велел двум харьковским студентам, разодетым во фраки, на территории Области Войска Донского ходить только в казачьем наряде? А про то, как Александр I велел купить новочеркасским дамам дорогих тканей, дабы они пошили кубельки, а не ходили в европейском платье? 

От культуры материальной разговор перешёл к духовности казачества. Сначала М. Н. Урусова рассказала об отношении казаков с церковью – о том, что первое упоминание о казаках связано с иконой Донской Божьей Матери, которую они, по преданию, подарили Дмитрию Донскому перед Куликовской битвой. Рассказывая об иконе, упомянула она и о печальной традиции казачек в случае гибели мужа или неженатого сына дарить иконе Донской Божьей Матери самую крупную жемчужину из своих украшений, о том, что в старых казачьих храмах на таких иконах из-за жемчуга лик Богородицы почти не проглядывает…
Разговор о связи казаков с церковью продолжила Инна Олеговна Дрыжак, рассказывая об иконе-покровительнице донского казачества – Августовской Божьей Матери. 
Икону эту начали писать в Российской империи с марта 1916 года, когда Святой Синод, рассмотрев свидетельства русских воинов, видевших явление Богородицы под польским городом Августов в сентябре 1914 года, признал их достоверными. Среди свидетелей чуда были и донские казаки, и почти на всех иконах «Августовская Победа» изображены именно они. Особое место в рассказе заняла история создания иконы по заказу казачек хутора Клецко-Почтовского (Клетский район Волгоградской области) и малоизвестный факт – работая над скульптурой «Родина Мать зовёт!» Евгений Вучетич вдохновлялся иконами «Августовская Победа» и «Нерушимая Стена». 
Рассказ о необычной казачьей иконе закончился видеопрезентацией «Августовская Победа». На экране один вариант иконы сменял другой под слова романса, написанного на стихи Николая Туроверова: «И воды прощальные Дона несли по течению нас. Над нами на стяге иконы. Иконы — иконостас».
Под конец встречи М. Н. Урусова рассказала о языке казаков – гутаре - и предложила старшему и младшему поколению присутствующих, подборку слов из лексикона гутара для толкования. Зрители пытались расшифровать незнакомые слова и с удивлением узнавали их настоящий смысл. На самом деле, интересно знать, что «голощёком» называют морозную, но бесснежную зиму, а лягушки у казаков не квакали, а гуркотали.
Завершилась встреча показом клипа «Слава Богу, что мы есть, казаки!»
Зрители долго не хотели расходиться - подходили к участникам вечера – проявляя интерес к дореволюционной фотографии из семейного архива М. Н. Урусовой, благодарили за интересную информацию, выражали желание присутствовать на подобных мероприятиях в будущем. Как признавались некоторые ветераны педагогических коллективов, многое из услышанного на вечере, они раньше не знали. Одна из учителей поделилась рассказом о том, как её родственника вывозили в Сибирь в теплушке, затиснутого в мешок (боялись, чтобы не сбежал по дороге).
На прощание ветераны попросили сделать фотоснимок с работниками библиотеки на память.

Комментариев нет:

Отправить комментарий