вторник, 23 сентября 2014 г.

Волжское казачье войско в истории Царицынского уезда



Продолжаем разговор о казаках, и, как было обещано, в этот раз поговорим о книге, посвящённой Волжскому казачьему войску, вернее о главе, посвящённой созданию этого войска, поскольку подробно раскрыть содержание книги в одном сообщении достаточно сложно.


Курышев, А. В.       Волжское казачье войско (1730-1804) : создание, развитие и преобразование в линейные казачьи полки : монография / А. В. Курышев ; науч. ред. И. О. Тюменцев. - Волгоград : Издатель, 2011. - 352 с.

Возникновение Волжского казачьего войско обусловлено политикой Российского государства на юге, в частности на линии «пограничных» поселений: крепостей Астрахани, Чёрного Яра, Царицына, Дмитриевска (Камышина) и Саратова. После неудачного Прутского похода Петра I и потери Азова усилилась опасность нападения на Русь крымских и татарских татар. При их набеге в 1717 году, когда татары дошли до Пензенского и Саранского уездов Казанской губернии и уничтожили или пленили 18 тысяч человек, российское правительство приняло решение укрепить границы.
В результате был создан проект по созданию непрерывной линии укреплений, которые должны были протянуться от Царицына до Паншина городка. Так появилась Царицынская Сторожевая Линия. Её строительство завершилось 15 августа 1720 года. На линии построили небольшие, вместимостью 300-500 человек, крепости – Мечетную, Грачевскую, Осокарскую и Донскую. Постоянных жителей в крепостях не было. Линия патрулировалась отрядом из 236 драгун, гарнизонных солдат и донских казаков. Царицынская Сторожевая Линия надежно прикрыла от набегов кочевников обширную территорию в 127,5 тысяч квадратных метров. Именно для охраны этой линии и было создано Волжское казачье войско (центр которого ныне находится в Саратове). Его создание было делом непростым. Первоначально для несения службы на Линии выделялось 500 донских казаков, что не покрывало военные нужды. Во времена Анны Иоанновны был разработан проект по переселению с Дона на Линию 2000 казаков, который был принят донцами не с восторгом. В результате, чтобы избежать волнений на Дону (поскольку старшины Области Войска Донского настаивали на выделении только 500 человек в год, но противились переселению), со стороны правительства был разработан хитрый план – с целью «изучить отношение к проекту» на Дон был отправлен А. И. Тараканов. На самом деле его миссией была вербовка желающих принять участие в охране Царицынской Сторожевой Линии. Как водится при ведении таких дел, нужно было найти недовольных войсковыми старшинами (желательно тех, кому некуда больше податься) и склонить их к сотрудничеству.

Как пишет А. В. Курышев в монографии «Волжское казачье войско (1730-1804)»: «Выбор А. И. Тараканова пал на донского казака Макара Никитича Персидского. М. Н. Персидский подходил для выполнения этой задачи сразу по нескольким параметрам. <…> М. Н. Персидский имел 24-летний стаж службы, участвовал во многих сражениях и в подавлении Булавинского восстания, выполнял поручения князя М. М. Голицына. Он был награжден Екатериною I в 1725 г. саблей и пожалован званием войскового старшины, но не получил на это указа и считался среди других старшин рядовым казаком. Обиженный старшинами М. Н. Персидский рассказал как-то в компании о том, что старшины Иван Краснощёков и Данила Ефремов украли 4000 руб., выданные из казны для выплаты жалования рядовым казакам. Обвиняемым стало об этом известно, и они решили отомстить. Свобода, а возможно, и жизнь М. Н. Персидского оказались в опасности. Он нуждался в защите и потому согласился на предложение А. Н. Тараканова». Далее, повышенный через указания Сената до звания старшины Персидский выехал из Черкасска вверх по Дону, пытаясь собрать команду. В результате усилий, служить у него под командованием согласилось всего 10 казаков – результат был неутешительный. И только после «слёзных» просьб Персидского к Тараканову, тому удалось склонить Сенат к изданию указа о переселении казаков на Линию. 3 августа 1731 года такой указ вышел. Согласно ему следовало переселить с Дона на Царицынскую Сторожевую Линию 1000 семей казаков. 10 марта 1732 года вышел новый указ, согласно которому переселенцы приобретали административную независимость от Войска Донского и войсковую организацию. «Будущие линейные казаки подчинялись непосредственно Военной коллегии, получали собственного атамана, насеку, печать, знамена и бунчук», - пишет А. В. Курышев. – «Коллегия должна была определить размер их денежного и другого довольствия (провианта, фуража, свинца, пороха) и число ежегодных зимовых и лёгких станиц. Ей поручалось назначить человека для приведения нового казачьего формирования к присяге. Атаманом утвердили донского старшину М. Н. Персидского. Ему в помощь определялось необходимое число старшин».
Как видно из указа 1832 года, петербургские власти уже в тот момент приступили к созданию нового линейного войска. По разным документам количество казаков, готовых переселиться на новое место превышало названное в указе – от 1011 до 1099 семей. «Военная коллегия разработала к 17.04.1732 г. проект нового указа. Его содержание сохранилось в выписках из протоколов заседаний Сената за июнь-август 1733 г. Сенат рассматривал действие Военной коллегии, предпринятые по заселению Царицынской линии. Проект неизвестен историкам.
Учитывая количество донских жителей, желавших записаться на линию, коллегия решила увеличить численность переселенцев до 1200 семей. Недостающие до этого количества семьи предполагалось набрать в ближайших к линии Качалинской, Иловлинской и других станицах. <…> Проект впервые именовал переселенцев казачьим войском и определял его название – «Царицынской линии казаки», - пишет А. В. Курышев. – «О текущих или неотложных делах казаки должны были докладывать коменданту Царицына. <…> Под влиянием проекта Военной коллегии был издан именной (императорский) указ от 15.05.1732 г. «О порядке избрания атамана у казаков, поселённых на Царицынской линии». Он начинался словами: «Царицынской линии Нашим атаману и казакам…» Это был первый указ, обращённых непосредственно к новому войску».
Курышев отмечает, что с выходом указа многие переселенцы начали терять льготы, полученные ими в составе Войска Донского. Например, войсковому старшине Г. Мигузову, выехавшему в Москву в составе зимовой станицы линейного войска, был выписан паспорт на звание рядового казака, что грозило ему потерей части жалования, которое выплачивалось соответственно чину. Новое войско не имело своей печати и все выезжающие за пределы донских земель казаки должны были получать паспорта в канцелярии Войска Донского. Естественно, там «перебежчиков» не жаловали, и представители нового линейного войска не единожды жаловались на притеснения своему покровителю Тараканову, указывая, что их бьют и разоряют. Чтобы поддержать новое войско, Москва разрабатывала указ за указом, а для нового атамана были выделены деньги на отливку серебряного ковша – так императрица решила наградить его.
Сложности возникали на каждом шагу. Например, Персидскому не понравилась крепость Грачи (ныне Астраханская область) и он просил расселить казаков в более удобном месте. Воспользовавшись заминкой, произошедшей после такого донесения, Войско Донское обратилось в Сенат с прошением «не селить на Царицынской линии казаков и не отводить им под поселение Качалинской, Иловлинской и Паншинской юрты. Вместо этого донские власти обещали ежегодно высылать для разъездов на линию до 1500 и даже до 2000 человек. Донские старейшины убеждали коллегию в том, что командированные донские казаки будут служить лучше, чем переселенцы, поскольку будут хорошо вооружены, иметь снаряженных лошадей и постоянно находиться в боевой готовности. Они жаловались на обиды со стороны линейных казаков и отмечали, что многие из них записались к переселению, укрываясь от долгов. Донские старейшины сообщали, что среди переселенцев много беглых (и) малороссов, а также людей, замешанных в уголовных делах и пойманных на воровстве и разбоях». Этот шаг едва не привёл к отмене решений по созданию нового войска. Донские старейшины были близки к победе – на основе их донесений и экономических подсчётов расходов, необходимых для создания войска, Военной коллегией был сделан доклад и, втайне от Сената, передан напрямую императрице. По мнению коллегии, создание нового войска себя не оправдывало ни стратегически, ни экономически. Но Анна Иоанновна решения принимать не стала, и передала этот доклад в Сенат, куда постоянно поступали жалобы линейных казаков на предвзятое отношение к ним донцов. Учитывая последние, было принято решение «новому войску – быть!»
8 октября 1733 года вышел именной указ Анны Иоанновны, устанавливающий численность и характер службы нового войска, географию войсковых владений…


В монографию Андрея Витальевича Курышева «Волжское казачье войско (1730-1804): создание, развитие и преобразование в линейные казачьи полки» входит 11 глав: «Подонье и Нижнее Поволжье в первой трети XVIII в.», «Образование Волжского казачьего войска», «Войсковое хозяйство», «Государственная служба казаков Волжского войска», «Войсковое устройство», «Проекты переселения Волжского войска», «Первое переселение волжских казаков на Терек», «Волжские казаки и самозванцы в 1772-1774 гг.», «Проекты обустройства южной границы 1775-1777 гг.», «Второе переселение волжских казаков на Терек», «Перевод в полковое казачество казаков, оставшихся на Волге».

Комментариев нет:

Отправить комментарий